Понедельник, 12 апреля
  • Погода
  • +10
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298

Будет ли Банк развития заливать экономику деньгами?

Перед Банком развития «с учетом планов по форсированному развитию экономики» правительство ставит «амбициозные задачи», пишут Naviny.by. Однако пока никто не рассказал, как банк, входящий в тройку крупнейших финансовых институтов Беларуси, будет их решать.

Будет ли Банк развития заливать экономику деньгами?

Официальные поручения: нужна расшифровка

Банку развития в июне 2021 году исполнится 10 лет. Этот сравнительно молодой институт был создан для финансирования госпрограмм, то есть занимался директивным кредитованием экономики, причем на достаточно льготных условиях.

В последние годы ситуация стала несколько меняться — ставки по директивным (в частности, инвестиционным) кредитам, выдаваемым Банком развития, становились более рыночными. Кроме этого, фининститут стал развивать экспортное кредитование, а через сеть коммерческих банков — и финансирование малого и среднего бизнеса.

При этом результаты работы Банка развития оказались весьма впечатляющими.

В стратегическом плане развития банка на 2021–2025 годы говорится о том, что в минувшей пятилетке (данные приводятся по состоянию на 1 июля 2020 года) портфель финансируемых инвестпроектов вырос в 1,8 раза до 5,9 млрд рублей, объем выданных экспортных кредитов — 2,5 млрд рублей (в три раза выше первоначальных планов). Также были перевыполнены планы и по финансированию малого и среднего бизнеса.

Сейчас правительство, которое является ключевым акционером Банка развития, ставит перед одним из крупнейших финансовых институтов Беларуси новые задачи — «амбициозные».

В марте руководство Банка развития поменялось — вместо Андрея Жишкевича на пост заступил Александр Егоров, который до этого был заместителем председателя правления «Беларусбанка».

«С учетом планов по форсированному развитию экономики, развертыванию нового инвестиционного цикла перед Банком развития ставятся амбициозные задачи, которые требуют где-то корректировки, пересмотра подходов, новаторских решений при безусловном сохранении стабильности», — сказал глава правительства Роман Головченко, представляя руководителя Банка развития.

О каких именно амбициозных задачах идет речь, пересмотр каких подходов планируется?

К сожалению, получить ответы на эти вопросы от собеседников, которые знакомы с официальной позицией Банка развития или представляют руководство банка, корреспонденту БелаПАН не удалось.

Однако в банковских кругах сомневаются в том, что новое руководство Банка развития будет проводить рискованную политику, которая может подорвать финансовую устойчивость Банка развития.

«В последние годы «Беларусбанк» существенно повысил рентабельность своей деятельности. Соответственно переход руководителя из «Беларусбанка» в Банк развития не должен существенно повлиять на изменение их кредитной политики», — предположил в комментарии для БелаПАН собеседник в финансовых кругах.

По его информации, заявление премьер-министра об участии Банка развития в форсировании экономического роста может означать предоставление финансовым институтом консультативной помощи для реализации крупных инвестиционных проектов.

«Такой подход обсуждался на последней коллегии Министерства экономики, где предлагалось на базе Банка развития создать проектный офис», — заявил информированный источник БелаПАН в финансовых кругах.

Он обратил внимание на то, что функция института развития может проявляться не только в форме предоставления кредитов.

«Банки развития могут выступать своеобразным зонтиком для реализации государственных программ и координатором действий остальных институтов развития. Кроме того, они традиционно являются центрами компетенций не только в области финансирования, но и макроэкономики и политики развития в целом», — прокомментировал ситуацию собеседник.

Почему Банк развития лучше не превращать в bad bank

Между тем, в 2000-е годы участие банков в форсировании экономического роста предполагало иной смысл. Тогда на решение этой задачи направлялись эмиссионные деньги, которые, оказавшись в большом количестве в экономике, привели к девальвации белорусского рубля.

Однако Банк развития — не коммерческий банк, это специализированный финансовый институт государства, ликвидность которого Нацбанк не может поддерживать за счет эмиссионных ресурсов. Поэтому, образно выражаясь, заливать экономику деньгами за счет эмиссионных ресурсов Банк развития не может в принципе.

«Теоретически Банк развития, как и коммерческий банк, может смягчать риск-подходы и требования к заемщикам, что может позволить увеличить объемы финансирования экономики», — считает собеседник БелаПАН в финансовых кругах.

В принципе, решать финансовые проблемы предприятий Банк развития может и иным путем — выкупая потенциально проблемные долги у других банков. Такая практика, кстати, использовалась в первые годы деятельности Банка развития.

Однако важный нюанс заключается в том, что использование перечисленных инструментов сейчас крайне нежелательно для Банка развития. Дело в том, что государственный финансовый институт привлекает средства для своей деятельности не только у государства, но и у нерезидентов.

Из публичных документов Банка развития следует, что с января 2016-го по июнь 2020 год было привлечено на внешнем рынке 2,9 млрд евро, что почти в 2,5 раза превысило запланированный на пятилетку объем привлечения средств у нерезидентов.

«Привлечение средств у нерезидентов обычно предполагает наличие договорных обязательств, и в случае, например, снижения показателей достаточности нормативного капитала банку необходимо досрочно вернуть привлеченные деньги», — пояснил собеседник БелаПАН в финансовых кругах.

Норматив достаточности капитала зависит от качества кредитного портфеля банка. Чем больше проблемных долгов, тем ниже будет норматив достаточности капитала и тем выше вероятность того, что деньги нерезидентам придется возвращать досрочно.

В общем, из Банка развития лучше не делать bad bank (банк плохих долгов), так как в этом случае третий по величине финансовый институт Беларуси сможет рассчитывать только на бюджетные деньги, что противоречит международной практике.

Где деньги для Банка развития и какова его миссия?

Директор направления суверенных рейтингов международного рейтингового агентства S&P Global Ratings Карен Вартапетов в комментарии для БелаПАН отметил, что ключевая функция институтов развития — решение задач государственной политики и достижение необходимого социально-экономического эффекта.

«Прибыльность, как правило, стоит на втором месте, иначе функцию банка развития вполне могут выполнять коммерческие банки. Низкая прибыльность институтов встречается даже в развитых странах», — отметил Вартапетов.

Эксперт обратил внимание на тот факт, что самый большой и, пожалуй, успешный в мире национальный институт развития — Банк развития Германии KfW — нес даже убытки в 2007–2008 годы.

«Другое дело, что многие успешные банки развития (Японии, Кореи, Германии), как правило, не требуют регулярной докапитализации из госбюджета, им достаточно госгарантий и хорошего доступа на рынок заимствований», — констатировал Вартапетов.

В целом профиль фондирования банков развития в развитых странах — рыночные займы под явную или неявную гарантию государства, уточнил он.

«Полагаем, что помимо госбюджета другим источником фондирования Банка развития Беларуси может быть рынок капитала России, доступ к которому банк по-прежнему сохраняет», — отметил Вартапетов.

Но чтобы привлекать ресурсы на внешнем рынке, любой банк должен демонстрировать устойчивое финансовое положение и не допускать кредитования сомнительных заемщиков.

«Банки всегда имеют возможность гибкого управления своими риск-подходами, смягчая их в благоприятных экономических условиях и закручивая гайки в неблагоприятных… Однако если речь идет о том, чтобы на постоянной основе смягчить риск-подходы для стимулирования роста кредитования, то это очень рискованный подход, который может привести к значительному росту кредитного риска и спровоцировать глубокий кризис банковской системы», — подчеркнула в комментарии для БелаПАН младший вице-президент — аналитик международного рейтингового агентства Moody’s Investor Service Светлана Павлова.

По этой причине аналитики международных рейтинговых агентств считают нецелесообразным нагружать госбанки задачами по «форсированию экономики».

«Не стоит забывать о том, что возможности белорусских госбанков по поддержке экономики в значительной степени зависят от возможностей государства по поддержке как банков, так и заемщиков. В условиях дефицита бюджета и ограниченного доступа к международным рынкам фондирования эти возможности также ограничены», — резюмировала Светлана Павлова.

Новости по теме:
Персоналии:
Карен ВартапетовРоман ГоловченкоСветлана Павлова
Поделиться:


Популярное:
Тысячи рабочих «Мозырского НПЗ», «Нафтана» и «Гродно Азот» не смогли пройти медкомиссию
13430
Погрелись на солнышке и хватит. Погода в Гомеле на неделю
7985
«Нам просто некуда больше идти». В Гомеле после повышения арендной платы сотни предпринимателей Центрального рынка могут остаться без работы
5880
Из афиши «Славянского базара» исчезла фамилия еще одного известного артиста
5605
В Гомеле Солодуха прокатился на автобусе, чтобы раздать билеты на свой концерт – и это не шутка
5294
«Кошка подошла к миске и даже не притронулась». Гомельчанка купила молоко, а через несколько дней оно посинело
5191