Вторник, 13 апреля
  • Погода
  • +10
  • EUR3,143
  • USD2,6431
  • RUB (100)3,4095

«Это беспредел — угрожать детьми». Гродненчанке намекают, что у нее могут забрать детей из-за ее гражданской позиции

Милиция давит на Любовь Сарлай, намекая, что у женщины могут забрать детей. Но у органов опеки претензий к семье нет, пишут naviny.by.

«Это беспредел — угрожать детьми». Гродненчанке намекают, что у нее могут забрать детей из-за ее гражданской позиции
Фото из соцсетей

32-летняя Любовь Сарлай из Гродно боится, что у нее заберут детей из-за ее гражданской позиции. Недвусмысленные намеки на это со стороны представителей государства шокировали ее, даже пришлось начать пить успокоительные таблетки.

«Это беспредел — угрожать детьми»

«Когда мне говорили, чтобы я была осторожна, мол, 25 марта могут задержать, я спрашивала, кому я нужна. Однако я ошиблась, и теперь я не удивлюсь ничему. В милиции мне говорили, чтобы я думала о детях. Я не буду молчать, расцениваю это как угрозу. Я не дам себя запугать», — говорит Сарлай.

Когда 25 марта в дверь ее квартиры позвонили, Любовь Сарлай была дома одна. Было около 14 часов, муж ушел в магазин, оба сына были в саду. Она не открыла. Немного подождала и вышла к машине, чтобы взять ключи от квартиры, которые там оставила. К ней подошли двое сотрудников милиции в форме и вручили какой-то документ:

«Я была очень растеряна, перечитывала написанное раз пять. Попросила сфотографировать, не дали. Не понимаю, почему нельзя сфотографировать официальный документ. Поняла, что меня будут сопровождать для дачи объяснений и осматривать жилище. Я взяла ключи, закрыла квартиру, позвонила мужу, и меня повезли в Октябрьский ОВД Гродно».

Там у Любови Сарлай спрашивали, она ли повесила бчб-флаг возле Нового замка и сняла какой-то ролик, распространенный в телеграм-каналах. Женщина ответила отрицательно и попросила показать ей ролик. Ей отказали.

«Со мной говорили милиционеры, которые меня и доставили в РОВД, — рассказала Сарлай. — Я подписала протокол, сказала, что мое местоположения на момент вывешивания флага можно посмотреть по биллингу, а 19 марта (они называли эту дату создания ролика) я была на работе. Затем пришел еще какой-то сотрудник и сказал, чтобы я отдала ему свой телефон „по-хорошему или по-плохому“. Я вот думаю, что значит, по-плохому? Они что, избивать были готовы меня, или что? Я спросила, кто он, а в ответ мужчина сказал, что отчитываться передо мной не обязан. Я открыла телефон, отдала ему и он ушел. У меня на руках нет никаких документов об изъятии телефона».

Пребывание в милиции длилось около трех часов, затем Сарлай отвезли домой, милиционеры зашли в квартиру без понятых. Фотографировали мебель, обстановку в целом. Предложили увести детей из квартиры:

«Я сказала, что не надо, сотрудники ведь не планируют ничего делать плохого. Обстановка была спокойной, они забрали системный блок компьютера. Мужа телефон не тронули. В понедельник, 29 марта, мне вернули мой телефон, системный блок остался на экспертизе».

Ранее Любовь уже задерживали — 17 января возле Молодежного центра. Провела ночь в изоляторе. На следующий день ее осудили за нарушение порядка проведения массового мероприятия (ст. 23.34 «старого» КоАП) — получила штраф в размере 580 рублей за то, что «вышла в город в серых штанах с бело-красно-белыми лампасами».

Тогда о детях с ней заговорили в первый раз. После задержания 25 марта угрозы разобраться с ней с использованием детей звучали еще отчетливее:

«Младшему сыну три, старшему в мае будет семь, пойдет осенью в школу. Милиционеры постоянно говорят, что мне надо подумать о детях. Они меня держат как мать в напряжении. Если по закону, ко мне не должно быть никаких претензий. У наших детей отдельная комната, они ходят в садик, ходят на кружки, ездят на отдых. Сыновья обслуживаются в поликлинике, у них все прививки сделаны. Одеты, обуты, сыты. Мы с мужем работаем, ведем здоровый образ жизни. Однако властям же теперь не до законов. К нам не было никаких претензий в садике. Если к нам придет соцслужба, это будет политически мотивировано».

В садике подтвердили, что вопросов по выполнению родительских обязанностей к семье нет.

Марина Малярова, заведующая яслей-сада № 105 Гродно, куда ходят дети Сарлай, сказала Naviny.by, что никаких претензий к матери детей у воспитателей нет. Отвечая на вопрос, ведется ли в отношении семьи социальное расследование, Малярова сказала, что ей «не поступали сигналы о проведении социального расследования».

Получается, что действительно идет процесс безосновательного давления.

Что советует эксперт

Эксперт по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот Наталья Поспелова за последние полгода консультировала не одну семью, в которой опасаются оказаться в СОП из-за своих политических взглядов. Родители боятся за детей, потому что подверглись неадекватному наказанию за выражение своей позиции, отметила эксперт:

«Например, женщина прошлась с букетом цветов по улице и попала на сутки. Получив запредельное наказание, не имея доверия к органам власти, женщина начинает страшиться за детей, полагая, что их у нее заберут».

Эксперт отметила, что «у многих аббревиатура СОП обязательно сопрягается с изъятием детей, но это не так».

«СОП — не про забрать детей. СОП — про изучить условия жизни семьи и сделать вывод: есть угроза жизни и здоровью детей или нет. Не стоит паниковать, надо понимать, что происходит и сберечь психику свою и детей», — подчеркнула Наталья Поспелова.

Принять решение о СОП можно только на основе соцрасследования. Согласно соответствующему постановлению Совмина, детей признают находящимися в социально опасном положении, если родители нарушают ст. 10.3. КоАП (Невыполнение обязанностей по воспитанию детей). Речь идет о том, что родители не удовлетворяют основные жизненные потребности ребенка в пище, образовании, диагностике и лечении.

Основанием для СОП может быть нахождение родителей в нетрезвом виде и правонарушения самих детей.

Взыскания по статье 24.23 КоАП (23.34 по «старой» версии кодекса) не являются основанием для проверки семьи на предмет соответствия СОП. Так что если других замечаний, помимо участия родителей в несанкционированных мероприятиях нет, то визит сотрудников социальных служб не будет иметь достаточных оснований. Тем не менее, к этому надо быть готовыми.

Что происходит во время соцрасследования

Если члены специально созданной комиссии придут с визитом в семью, Наталья Поспелова рекомендует вести себя естественно, сохраняя достоинство:

«Важно продемонстрировать членам комиссии и, главное, своим детям, что вы спокойны. Не стоит общаться на повышенных тонах, лучше ответить на интересующие вопросы и внимательно прочесть, как будут заполнены документы, которые оформят члены комиссии».

Визитеры составят акт обследования жилищных условий несовершеннолетнего. Этот документ Поспелова рекомендует внимательно прочесть и внести правки в случае несогласия с написанным. Попросите сфотографировать документ. Предложите это сделать так, чтобы не было видно фамилий членов комиссии, если их смущает огласка. В случае несогласия в спокойной форме отказывайтесь подписывать документ. Аргументируйте тем, что копия документа вам необходима, так в нем идет речь об информации, касающейся вашей семьи.

Если у вас дома есть видеонаблюдение, стоит предупредить об этом членов комиссии, которые пришли с визитом. Также у себя дома мы имеем право вести видео- или аудиозапись, даже если членам комиссии этого не хочется.

В рамках соцрасследования будут запрашивать характеристики с места работы отца и матери, опрашивать соседей.

Педагоги могут беседовать с ребенком о происходящем в семье, они имеют на это право.

«Важно не запрещать ребенку говорить о семейных делах с людьми, чтобы не подорвать доверие к взрослым. Лучше приучить не говорить о ком-то без его присутствия. Например, если учитель начинает расспросы о родителях, ребенок может сказать, что он не хочет говорить о маме и папе без них», — посоветовала Наталья Поспелова.

Подумайте о детях

Эксперт отмечает, что дети младших возрастов в силу эгоцентрического мышления видят мир и происходящие в нем события только как связанные с ними:

«Дети чувствуют ответственность за происходящее в семье: полагают, что виноваты в разводе, ссорах родителей и так далее. Поэтому важно объяснить детям происходящее словами, доступными их возрасту. Важно вести себя в присутствии ребенка так, чтобы не испугать его, а показать пример стойкости в непростой ситуации».

Здесь можно прочесть о том, как говорить с детьми разного возраста о политических событиях.

«Родителям, у которых из всех угроз здоровью и жизни детей — лишь их мнение, отличное от современных государственных политических трендов, не стоит беспокоиться. Детей у них не отберут. Нет оснований, да и дорого. У государства нет денег, чтобы содержать изъятых детей. Правда на стороне родителей, которые заботятся о своих детях. И даже если в СОП поставят, это означает повышенное внимание к семье, а не то, что заберут детей», — заключила Наталья Поспелова.

Новости по теме:
Персоналии:
Любовь СарлайМарина МаляроваНаталья Поспелова
Места:
Гродно
Поделиться:


Популярное:
Тысячи рабочих «Мозырского НПЗ», «Нафтана» и «Гродно Азот» не смогли пройти медкомиссию
15755
Герасименя продала на аукционе золотую медаль Чемпионата мира. Почитайте, за сколько
15020
Как в Гомельской области река превращается в море. Большая вода на Полесье — фоторепортаж
14886
В Гомеле Солодуха прокатился на автобусе, чтобы раздать билеты на свой концерт – и это не шутка
13448
Из афиши «Славянского базара» исчезла фамилия еще одного известного артиста
10344
«Нам просто некуда больше идти». В Гомеле после повышения арендной платы сотни предпринимателей Центрального рынка могут остаться без работы
8029