Воскресенье, 11 апреля
  • Погода
  • +6
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298

Каково быть в Беларуси независимым адвокатом. Интервью с защитником Бабарико

Адвокат Дмитрий Лаевский, защищающий Виктора Бабарико и Максима Знака, рассказал в интервью DW о давлении властей, условиях работы и перспективах независимой адвокатуры в Беларуси.

Каково быть в Беларуси независимым адвокатом. Интервью с защитником Бабарико

Белорусские адвокаты, которые берутся за громкие политические дела и активно комментируют их в СМИ, подвергаются репрессиям со стороны властей Беларуси. За последние месяцы Министерство юстиции РБ лишило лицензии более десятка адвокатов, которые оказывали юридическую помощь обвиняемым по политическим делам.

24 марта стало известно, что адвоката экс-претендента в президенты Беларуси Виктора Бабарико и юриста Максима Знака Дмитрия Лаевского вызывали на Совет коллегии адвокатов, по результатам которого в отношении него возбуждено дисциплинарное производство. В интервью DW он рассказал о возможном лишении лицензии, давлении властей и будущем адвокатуры в Беларуси.

DW: Дмитрий, расскажите, как прошло заседание Совета коллегии адвокатов?

Дмитрий Лаевский: У нас состоялся долгий разговор, после которого мне объявили, что в отношении меня возбуждено дисциплинарное производство. Ранее я не привлекался, ни в чем предосудительном, кроме защиты определенных граждан, замечен не был, поэтому мне пока не совсем ясно, как это будет на практике происходить. Но это вполне серьезно: процедура может закончится наложением дисциплинарного взыскания, самое строгое из которых — исключение из коллегии. Однако я сам основания для осуждения меня не вижу.

— В чем конкретно вас обвинила коллегия?

— В течение двух дней я должен получить постановление о возбуждении дисциплинарного производства, и в нем, наверное, будут четкие формулировки. Из того, что обсуждалось на Совете: один из моих постов на странице в Facebook вызвал, скажем дипломатично, разные мнения. Публикация касалась проекта закона об изменении законодательства об адвокатуре.

Примечательно, что в самом начале нашего общения с коллегией мне было объявлено, что это не связано с делами, которые я веду. Хотя в последнее время моя практика в принципе сопровождается разными формами воздействия. Но если говорить о том, как я оцениваю эту дисциплинарную процедуру, то я бы предпочел дождаться ее завершения, ведь начало процесса автоматически не означает, что я подвергнусь взысканию.

— Вы сейчас ведете довольно громкое дело, защищаете экс-главу Белгазпромбанка Виктора Бабарико. На вас пытались оказать давление из-за этого?

— Да, давление оказывалось и разными способами. Я хочу подчеркнуть, что успех моей адвокатской деятельности зависит и от того, насколько непреклонно я отношусь к попыткам воздействовать на меня как на адвоката. Но пока разговоры про давление я не хочу развивать дальше, давайте сосредоточимся на моей профессиональной деятельности.

— В последнее время Министерство юстиции Беларуси лишило лицензии более десятка белорусских адвокатов, среди которых два адвоката Марии Колесниковой — Людмила Казак и Александр Пыльченко. Как думаете, вас могут лишить адвокатского статуса?

— Действительно, уже очень много хороших адвокатов лишены лицензии, хотя, на мой взгляд, оснований для этого не было. Я не могу сказать, что и меня могут лишить, но мы же видим, что происходит. Вообще, я не хочу об этом думать, потому что мои мысли должны быть заняты защитой моих клиентов. Я подхожу к этому так: делай, что должен, и будь, что будет.

— Вы упомянули, что коллегия предъявила вам претензии из-за вашей публикации о законопроекте «Об изменении законов по вопросам адвокатской деятельности». В нем предлагается запретить адвокатам, работающим индивидуально, и адвокатским бюро защищать людей, проходящих по уголовным и административным статьям. В чем, по-вашему, заключается опасность этого законопроекта?

— Эти изменения навредят адвокатскому сообществу и людям, которые получают юридическую помощь: независимость адвокатской профессии будет сужена, если вообще можно будет говорить о независимости. Этот проект фактически ставит адвокатуру в зависимость от госаппарата. Спросите любого, кто обращается к адвокату за юридической помощью, хочет ли он, чтобы его защитник был в условиях, когда на него со всех сторон по разным вопросам будет оказываться давление? Все конечно скажут, что хотят независимого адвоката.

У всех адвокатов лицензия одинаковая, и проводить градацию на осуществление того или иного вида помощи в зависимости от того, где адвокат работает — это странно.

— Как вы думаете, почему белорусские адвокаты сейчас подверглись такому давлению?

— Последние несколько месяцев мы наблюдаем, что люди разных профессий, которые высказывают мнение, не совпадающее с мнением властей, попадают в ситуации, когда на них оказывается разного рода воздействие. В этой связи адвокатская профессия наиболее рискованная, потому что адвокат должен спорить с обвинением, то есть априори высказывать точку зрения, которая расходится с точкой зрения госаппарата. В чем разница между нами и другими людьми, которые высказывают несогласие? У нас часто это несогласие высказывается в рамках профессиональной обязанности. Поэтому адвокатов волна агрессивной реакции не минула, и мы наблюдаем только эскалацию.

— Какое будущее ждет независимую адвокатуру в Беларуси?

— Независимость выражается в том, какие полномочия есть у государства по воздействию на адвокатов. Сейчас ситуация такова, что в любом момент можно вызвать адвоката на какую-либо процедуру и принять решение, в результате которого человек потеряет работу. Сегодня у нас дефицит независимости адвокатуры.

А ответить на вопрос о будущем адвокатуры легко. Не так давно, в сталинские времена адвокатура формально тоже существовала. И даже не формально, а были люди, которые находили в себе силы делать свою работу и возражать. Правда, некоторые из них потом меняли профессию, покидали страну или подвергались гонениями. Сейчас мы тоже можем оказаться в ситуации, когда адвокатура будет существовать как в сталинские времена.

В совокупности с тем, что мы наблюдаем в судебной системе, это приведет к тому, что люди не будут видеть правовых методов защиты. А адвокаты будут бояться, заниматься самоцензурой. Довольно печальная история.

Каково быть в Беларуси независимым адвокатом. Интервью с защитником Бабарико

В зале суда в Минске

Новости по теме:
Персоналии:
Виктор БабарикоДмитрий ЛаевскийМаксим Знак
Поделиться:


Популярное:
Жуткое ДТП в центре Гомеля: водитель протаранил забор и выехал на тротуар — есть пострадавшие
8027
Владимир Караник в Facebook: Вам не удастся выбить меня из колеи своими комментариями
7175
Гомельчанина, который 10 лет назад повесил на окне христианский символ, оштрафовали за пикетирование. Тогда он спросил: а почему Лукашенко не привлекают к ответственности по такой же статье?
4151
Умер супруг королевы Елизаветы II принц Филипп, герцог Эдинбургский
3058
В Гомеле всех желающих начнут вакцинировать от COVID-19. Где, когда и как получить прививку?
2767
Людям не дает покоя фейковый сюжет госМИ о визите Колесниковой в Жлобин. Какие объяснения находят в Мининформе и самом БТ?
2617