Четверг, 22 апреля
  • Погода
  • +15
  • EUR3,1209
  • USD2,598
  • RUB (100)3,3814

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Сегодня термин «действия, грубо нарушающие общественный порядок» звучит слишком часто, к сожалению, и в строках судебных приговоров. А как с этим было раньше?

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР
Масленица, 1964. Фото из архива А. Ласицы

Манифестация металлистов

Начало XX столетия проходило в Гомеле под знаменами рабочих демонстраций, а то и в ожесточенных столкновениях манифестантов с полицией, войсками, казаками и ингушами из так называемой «Дикой дивизии». В конечном итоге самодержавная монархия была свергнута, что и ознаменовалось в Гомеле грандиозной демонстрацией в марте 1917 года. По воспоминаниям очевидцев, тогда едва ли не весь город вышел на улицы, и даже бывший царский полицмейстер участвовал в демократическом митинге. Однако столь долгожданные и завоеванные немалой кровью гражданские права и свободы быстро сгорели в огне гражданской войны и иностранной интервенции.

В начале 20-х годов в Гомеле еще случались уличные выступления тогдашних «ИП», недовольных высоким налогообложением, и забастовки рабочих под руководством эсеров и анархистов. Но вскоре стремительно формировавшаяся новая бюрократия покончила с этими остатками революционной демократии. Советская Конституция и 1936, и 1977 годов гарантировала, в числе прочего, свободу шествий, митингов и собраний. Только вот право применение вполне себе демократичной Конституции СССР было иным…

В середине 80-х годов появились новые веяния. Принято считать, что «перестройка» началась сверху по указке генсека Михаила Горбачева и ЦК КПСС. Говорят, что ее мотором стала партийная и хозяйственная номенклатура, пожелавшая обменять или дополнить свою коллективную власть вполне конкретной частной собственностью. Однако все это стало бы невозможным, если бы в обществе на разных уровнях не сформировался запрос на перемены. Одной из самых активных групп, выступавших за обновление, стала молодежь.

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Группа «Август», 1983

Уже в 50-70-е годы в Гомеле, как и во всем Советском Союзе, появляются неформальные молодежные субкультуры. Сначала это были пресловутые «стиляги», в 60-е годы — хиппи. По рассказам очевидцев, в Гомеле «хипаны» имели свои группировки на Победе и проспекте Ленина, ходили босиком и в шляпах-панамах — в знак солидарности с Вьетнамом, «борющимся против войны и с империализмом».

Затем в наш город на кассетах-бабинах приходит рок-музыка. В конце 70-х это был хард-рок. Появляются первые советские рок-группы, замаскированные под ВИА — «Веселые ребята», «Самоцветы» и другие. К середине 80-х чрезвычайную популярность среди молодежи приобретает хэви-метал-рок. Его бунтарская энергетика хорошо резонировала с кипучей энергией молодежи, которая не находила себе места в уже выродившемся и ставшем нудно-формальным комсомоле. Внешне брутальные атрибуты — кожаные куртки, шипованные браслеты и прочее, тоже неплохо «заходили» уличным парням. Те из них, кого не влекла повсеместная тогда блатная романтика, охотно погружались в акустическое и культурное буйство «Ай-Си-Ди-Си» и «Кисс».

Возникают и советские хэви-метал-группы. Партийно-комсомольские идеологи, скрепя зубами или восхищаясь им в душе, но санкционировали советский «метал». В сентябре 1986 года одна из таких «металлических» групп под лирическим именем «Август» приехала с концертом в Гомель.

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Группа «Август», 1987

Выступление проходило в легкоатлетическом манеже «Динамо» на «Старом Аэродроме». На концерте присутствовала преимущественно молодежь, довольно бурно «фанатевшая» под свой HMR. После концерта зрителям захотелось продолжения действа. Разбуженные жестким роком страсти требовали выброса. И вот, выйдя на улицу, несколько сотен молодых людей построились в колонну и двинулись по улице Кожара. Шествие сопровождалось нестройными криками, как правило, неполитического толка. Только один раз из толпы некто выкрикнул фашистское приветствие, но провокацию быстро пресекли рядом идущие, больше таких восклицаний не издавалось.

Стихийное шествие вышло на Советскую и проследовало по ней до улицы Победы. Милицейские «уазики» сопровождали демонстрантов, но поскольку это было невиданное событие, что делать, правоохранители не знали. Толпа, погуляв бесцельно по городу, сама разошлась. Задержанных, кажется, не было.

У этого первого в Гомеле шествия не было ни повода, ни лозунгов, ни цели, но, скорее всего, в нем выразилось спонтанно назревавшее стремление к некоему самовыражению молодежи, попытка заявить о себе и «посигналить» власти и обществу о новых запросах.

Букет демократии и бунтарства

Тысячи таких импульсов в то время со всех сторон поступали в идеологический аппарат советского государства. И оно реагировало. В 1986 году на экраны выходит документальный фильм Юриса Подниекса «Легко ли быть молодым». В коротких интервью 18 молодых людей, «неформалов» и «цивилов», рассказывают о своих насущных проблемах и о том, что они видят в стране. В Гомеле на открытых площадках проходят дискуссии о проблемах, поднятых в фильме. Партийные органы существенно расширяют свободы для молодежных субкультур. Повсеместно начинают проводится дискотеки и концерты новых музыкальных групп, совершенно безыдейных по старым меркам, но быстро становящихся весьма популярными и у молодежи, и у советского обывателя. Одна часть партийных функционеров видела в этом средство обновления социалистического общества, другая — коммерциализации и перехода к рынку.

Начинается эпоха Алана Чумака и Кашпировского, «Яблок на снегу…» и «Белые розы…», «Алисы» и «Арии». В скором времени «раскрепощенная» молодежь Гомеля показала, на что она способна. Весной 1989 в Гомеле организовывалось празднование Масленицы. Этот традиционный народный праздник, официально слегка замаскированный под «Проводы зимы», отмечался в Гомеле как минимум с 1950-х годов. По воспоминаниям старожилов, как-то раз на нем даже бесплатно раздавали блины с медом. Тогда же в общественных столовых появился бесплатный хлеб.

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Проводы зимы. 1965. Фото из архива Л. Мажар (Неверовской)

Но эту перестроечную Масленицу гомельские власти в духе новых веяний решили, наоборот, монетезировать. Вход в парк на гуляния сделали платным. На площади Ленина должен был состояться концерт Александра Барыкина. Бывший участник «Веселых ребят», «Самоцветов» и «Карнавала» был в то время в зените своей славы. За год до этого песня Барыкина «Нарву цветов, и подарю букет…» получила Гран-при «Песни года-87».

Вообще надо сказать, что с Масленицей в Гомеле как-то не задавалось. В 70-е годы на этот праздник на пешеходном мосту через Сож случилась страшная давка. Очевидцы рассказывают, что с моста на лед летели и шапки, и детские коляски. Поговаривали, что не обошлось и без жертв.

Но то количество народа, которое собралось мартовским воскресным днем на площади Ленина, дабы заслушаться песней про велосипед и «Это будет завтра…», превзошло все ожидания. Стоял солнечный весенний день. Площадь была заполнена до краев, а передние ряды буквально напирали на импровизированную сцену, установленную у драмтеатра. Однако маститый исполнитель на ней так и не появился. Тогда после долгого ожидания разогретая вешним солнышком и отчасти горячительными напитками толпа взорвалась. Ветры перестройки уже реяли над страной, в прессе во всю бичевали недостатки системы. Теперь гомельская молодежь решила выразить свое недовольство не на словах, а на деле. Сделано это было весьма своеобразным способом.

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Масленица. Гомель. 1965. Фото из архива Ю. Голубинского

С громким ревом толпа в несколько тысяч человек двинулась по проезжей части улицы Советской. При этом шествующие останавливали общественный транспорт, просто снимая с троллейбусов штанги контактной сети. Более того, автор этих строк видел и такую сцену: в районе цирка наиболее «оторванные» забросали троллейбус камнями. Со звоном посыпались стекла, а люди попадали на пол троллейбуса.

 Общественный транспорт останавливали, били в нем стекла, а в одном месте даже начали раскачивать троллейбус и попытались его перевернуть, — вспоминает очевидец тех событий гомельчанин Валерий Логинов. — В чем виноваты были пассажиры общественного транспорта? В толпе явно действовали провокаторы. Я видел несколько молодых людей, студенческого вида, с характерной прической с подбритыми висками, которые призывали к таким действиям. Но никаких политических лозунгов не было. Выкрикивали в основном ругательства в адрес Барыкина.

Толпа прошествовала к отелю «Турист» в поисках своего недавнего кумира, но там певца не оказалось. Тогда люди повернули в сторону гостиницы «Гомель». На улице Победы вновь отличились любители уличного хаоса. Несколько человек стали запрыгивать на припаркованные легковые машины и прыгать на них. В толпе были импровизированные группы, пытавшиеся хоть как-то влиять на происходящее. «Стой! — закричал один из таких «координаторов». — Тут и моя тачка где-то стоит». Но потом махнул рукой: «За такое дело — ничего не жалко». Также «хаоты» вынесли стеклянную дверь в «инвалютном» магазине «Березка» (ныне — «Малахитовая шкатулка»).

Затем толпа буквально вломилась в «Гомель» и, забрав на регистрации журнал, стала искать номер с музыкантами. Но и здесь Барыкина не оказалось. Зато детвора вскочила в гостиничный буфет и на глазах у возмущенных продавщиц расхватала с подноса свежие сдобные булочки. Стоили они тогда порядка 8-10 копеек.

Отчаявшись найти исполнителя «Букета» и песни-анонса перестройки «Это будет завтра…», участники шествия решили предъявить все свои претензии к власти и двинулись к Гомельскому облисполкому. Когда большая толпа собралась у его крыльца, кто-то с ходу разбил стекло. Однако более умеренные все же смогли остановить радикалов. Несмотря на всю напряженность ситуации, на встречу протестующим вышла не вооруженная милиция, а лично председатель Гомельского облисполкома Николай Войтенков.

— Кто будет со мной говорить? — достаточно спокойно спросил председатель.

Из толпы вытолкали кого-то пожилого мужичка в явном подпитии, однако Николая Войтенкова это не смутило. Он извинился, что певец не смог выступить, пообещал, что всем вернут деньги за билеты, и попросил разойтись. Желающим продолжить культурную программу он предложил пройти в парк, где для них будет организована бесплатная дискотека.

 На дискотеку я не пошел — поспешил домой, к своей беременной жене. Да и то, что в тот день происходило на улицах Гомеля, производило гораздо более сильное впечатление, чем концерт Барыкина или любой рок-звезды, — вспоминает гомельчанин Валерий.

Первые уличные демонстрации и массовые беспорядки в Гомеле. Выясняли, как это было во времена СССР

Александр Барыкин

Все это время растерявшейся гомельской милиции не было видно на улицах города. Возможно, ранее и последовала бы весьма жесткая реакция. Сейчас хорошо известно, как несмотря на хрущевскую оттепель, в 1962 году расстреляли демонстрацию рабочих в Новочеркасске, с красными флагами протестовавшую против невиданного дела — повышения цен. Но потом применять огнестрельное оружие против протестующих практически перестали. Во время массовых беспорядков в Сумгаити (1963, против повышения цен и Хрущева), Нальчике (1968, конфликт с милицией), Орджоникидзе (1981, межнациональный конфликт), огня на поражение не открывали, несмотря на жертвы со стороны правоохранителей. Были свои бунты и в послевоенной БССР. В 1967 году в Слуцке толпа напала на здание суда, где рассматривалось дело об убийстве членом КПСС рабочего. В ходе погрома убили лейтенанта милиции, а судья сгорела заживо в подожженном здании. Однако сотрудники МВД разгоняли толпу без оружия. В Слуцке, как и во многих других случаях, из спецсредств применяли только слезоточивый газ «Черемуха».

В 1988 году уже царил «плюрализм, гласность и возвращение к нормам советской демократии», никто из гомельских руководителей не знал, как отреагирует вышестоящее начальство в случае силового разгона. И дело было решено миром.

Правда, как выяснилось впоследствии, за зданием облисполкома стояли крупные силы милиции с дубинками. ОМОНа в то время еще не было, резиновыми палками вооружили обычных милиционеров. Дубинки еще не входили в штатное снаряжение тогдашних правоохранителей. Говорят, что их первое массовое применение состоялось в Гомеле годом раньше, при разгоне десантников в районе сквера Громыко на День ВДВ. Резиновые палки (ПР) после их повсеместного введения стали называть «регулятором перестройки» или «демократизатором».

«Масленичный погром» в Гомеле, в отличие от недавних гражданских протестов, вполне себе попадал под определение действий, грубо нарушающих общественный порядок, однако ни один человек не был ни задержан, ни привлечен к административной, уже не говоря об уголовной, ответственности.

Что касается участников «барыкинского бунта», то действовали они крайне стихийно, и присоединившиеся к шествию обычные хулиганы придавали ему изрядно деструктивный характер. Впрочем, во многом таким действиям способствовала и низкая политическая культура того времени. Решение, которое принял тогда Николай Войтенков и, вероятно, другие руководители города и силовых структур, нельзя не признать мудрым.

Что касается самого Барыкина, то причины, по которым он не стал выступать, называли разные. Например, что у певца внезапно возникли проблемы с голосом. Поговаривали, что артист так «расслабился» накануне, что просто физически не смог выйти на сцену. Но наиболее вероятной причиной назывался просчет организаторов концерта. Зрители будто бы так близко стояли к сцене, что исполнять перед ними под «фанеру» не получилось бы. Говорят, очевидцы видели самого Барыкина возле сцены в машине звукового сопровождения. Оценив ситуацию, певец вроде бы на месте отказался от выступления. Как бы то ни было, но в Гомель исполнитель «Букета» больше не приезжал.

Известно, что вскоре после аварии на Чернобыльской АЭС Александр Барыкин выступал там с концертом. Вероятно, это стало причиной, из-за которой появились проблемы со щитовидной железой с последующим ухудшением вокальных данных. Возможно, это могло спровоцировать и ряд тяжелых заболеваний, которыми талантливый артист страдал впоследствии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Места:
Гомель
Поделиться:


Популярное:
В Гомеле врач выбросился из окна больницы, он погиб
22406
В мае белорусов ждут длинные выходные
17711
В Гомеле снова «заминировали» школы, детей отправили по домам. Известно минимум о 15-и школах
17606
Власти вводят валютные ограничения. Из обменников пропадут доллары? Максимально понятно
5342
Повышают или не повышают? Судьба гомельских предпринимателей с увеличением аренды решена
4166
Посмотрите, что детям в одной из школ Минской области дали на обед. Вы бы стали такое есть?
4064

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: