Среда, 24 февраля
  • Погода
  • -1
  • EUR3,1623
  • USD2,6006
  • RUB (100)3,5054

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Осенью 1996 года Беларусь находилась в состоянии турбулентности, власть меняла Конституцию и переходила к более жесткому правлению. Основы многих нынешних политических реалий и проблем были заложены именно тогда.

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось
Фото shod.belta.by

Президент и депутаты

В тот период между президентом Александром Лукашенко и Верховным Советом РБ развернулось острое противостояние. При этом в ВС 13-созыва, избранном в 1995 году, уже не было фракции БНФ и Зенона Позняка. В парламент на волне шока от экономических реформ начала 90-х прошли прежде всего партии с социальной повесткой — Партия коммунистов Беларуси (ПКБ) и Аграрная партия, были там и депутаты от Белорусской социал-демократической партии.

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Фото shod.belta.by

Первоначально позиция большинства депутатов была достаточно колеблющейся. Например, ПКБ заявляла о поддержке внешней политики Александра Лукашенко с его курсом на интеграцию с РФ, но критиковала его внутреннюю политику. В то же время в недрах белорусской номенклатуры, где еще в 1994 году вызрела идея президентской республики как наиболее подходящей для нее формы правления, было принято решение о еще большем усиление власти главы государства.

Был разработан проект новой Конституции, согласно которой президент получал право назначать большую часть высших должностных лиц в стране, всех глав исполнительной власти на местах, распускать парламент, издавать декреты и указы, имеющие силу закона. «Царские полномочия», как охарактеризовал их впоследствии сам Александр Лукашенко. Большинство депутатов Верховного Совета с этим проектом не согласились. Они предложили свой вариант Конституции, по которой Беларусь объявлялась парламентской республикой, а пост президента упразднялся вообще.

Два проекта Конституции были вынесены на всенародный референдум. Вместе с ними избиратели должны были проголосовать и по следующим вопросам:

  • перенос Дня независимости с 27 июня на 3 июля,
  • отмена смертной казни,
  • за или против избираемости местной власти и прозрачности финансирования госорганов (только из бюджета),
  • за или против ничем не ограниченной купли/продажи земли,
  • а также выбрать государственную символику — существующий бело-красно-белого флаг и «Пагоню» или красно-зеленый флаг и герб.

Верховный Совет назначил этот плебисцит на 24 ноября.

Страна вновь оказалась глубоко расколотой, при этом большинство парламента перешло фактически в оппозицию к президенту.

Для мобилизации своих сторонников Александр Лукашенко и его окружение и решили провести Всебелорусское народное собрание. Ни старой Конституцией, ни ее новыми проектами такой съезд предусмотрен не был, но, собственно говоря, ни на какие властные полномочия в тот период Всебелорусское собрание еще не рассчитывало. Скорее всего, оно должно было сыграть роль смотра, демонстрации сил сторонников Александра Лукашенко и не просто в обществе, а прежде всего в органах власти, в которых в середине 90-х годов еще хватало его противников. При этом и среди государственной и экономической элиты, и у ряда оппозиционных политиков было распространено пренебрежительное отношение к Лукашенко — «популист», «ставленник люмпенов», «он долго не продержится». Действительность опровергла подобную самонадеянность.

Всебелорусское собрание было назначено на 19-20 октября в Минске.

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Фото shod.belta.by

Трагедия на городском празднике

А что происходило в это время в Гомеле? В тот период общественная жизнь города еще отличалась изрядной вольностью, сохранявшейся по инерции с начала 90-х годов. В Гомеле активно действовали различные политические организации — от партий БНФ и ОГП до Федерации анархистов Беларуси (ФАБ), от Славянского собора «Белая Русь» до «Беларускага згуртавання вайскоуцау». Общественные организации еще недавно регистрировались очень быстро, могли рассчитывать и на предоставление помещения от государства. Так, без особых проблем предприниматель Леонид Шехонцов и преподаватель Владимир Пашук зарегистрировали в 1992 году «Союз безработных». Любопытно, что первый был членом ЛДПБ, а второй — сторонником взглядов Петра Кропоткина, но оба прекрасно сотрудничали. Общественная организация «Союз защиты прав человека» долго бесплатно пользовалась помещением в ДК «Гомсельмаш», отведенным в свое время Гомельскому городскому стачкому. Сейчас такое даже трудно представить. При этом администрация еще прислушивалась к мнению и предложениям социальных активистов.

Тогдашний лидер рабочего движения в Гомеле Евгений Мурашко говорит:

 В то время наш стачком был фактически «третьей властью» в городе, в отличие от нынешних профанаций. «Союз безработных» легко реализовывал свои проекты через государственный Гомельский центр занятости. Например, проходящая там до последнего времени «Ярмарка вакансий» — это разработка нашего «Союза». По инициативе наших активистов был почти реализован и проект приюта для бездомных. Уже и помещение было выделено в здании онкодиспансера на улице Циолковского, но дело уперлось в финансирование. Если не заниматься имитацией деятельности, то результат всегда будет.

Одним из депутатов Верховного Совета от Гомеля был оппозиционный коммунист Виктор Хомич.

В День города в сентябре 1996 года произошла трагедия. В опорном пункте милиции на улице Трудовой погиб 16-летний Константин Москвин. Причиной его смерти официально была названа сердечная недостаточность. Но у случившегося нашлись свидетели… Они и рассказали активистам, как это произошло.

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Из песен слов не выкинешь. В 90-е «дни города» проходили в хмельном угаре, тоже, кстати, являвшемся своеобразным признаком новых «свобод». Власти закрывали глаза на повсеместное распитие, и во время городских праздников спиртное из пластиковых стаканчиков лилось рекой. А вот с общественными туалетами была проблема. Двое молодых людей отошли во двор на Трудовой. Внезапно появился наряд милиции, но один из парней успел убежать. Второму поставили подножку, и он упал. Затем его подняли, растянули за руки и ударили дубинкой в живот. Это был Константин Москвин. Отключившегося парня затащили в находившийся тут же опорный пункт, и там обнаружили — он уже мертв.

Активистам удалось достать фотографии погибшего из морга: они были ужасны, все лицо разбито и содрано. Но это не были следы целенаправленных побоев. Скорее всего, лицо было повреждено при падении на асфальт. А как негласно объяснили эксперты, смерть наступила, вероятно, от одного единственного удара — резиновой дубинкой в область солнечного сплетения. От такого рода воздействия вполне может произойти рефлекторная остановка сердца. Официальная версия, что Костя страдал сердечным заболеванием, опровергалась его медицинской карточкой, которую друзья погибшего добыли в поликлинике, и приписным свидетельством — в военкомате парня готовы были направить в ВДВ.

При этом родители погибшего, простая семья с «Сельмаша», не стали требовать наказания виновных. Но уголовное дело все же было возбуждено по ходатайству общественной организации «Союз защиты прав человека».

При этом было очевидно, что парня убили не специально, а «по неосторожности». Но друзей погибшего, и многих молодых активистов охватило сильнейшее возмущение. От имени ФАБ, легальной пропагандисткой организации, была выпущена листовка. Евгений Мурашко, Владимир Пашук и ряд общественных и правозащитных организаций провели на площади Восстания митинг по этому поводу.

Впрочем, до этого времени митинги и пикеты в Гомеле были не редкостью и особо сильно не преследовались. А тут как раз случилось Всебелорусское народное собрание. Чтобы привлечь внимание к проблеме, друзья убитого и социальные активисты решили ехать в Минск.

Французские «маты» и Всебелорусское собрание

Всего в столицу тогда отправилось из Гомеля несколько десятков человек, включая девушек. Ехали ночным поездом, который патрулировали два милиционера, сразу взявших «на контроль» приметную компанию.

ВНС-96 проходило во Дворце спорта на тогдашнем проспекте Машерова, а протестующие собрались на ступеньках Оперного театра. Было много БЧБ-флагов и несколько красно-черных растяжек. Последние развернули активисты украинского студенческого профсоюза «Прямая дия», приехавшие из Киева. При этом один из них зачем-то натянул черную балаклаву. Гомельчане стояли рядом с этой колоритной группой и, разумеется, не знали, что эти маски и надписи на украинском привлекут дополнительное внимание правоохранителей.

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Фото shod.belta.by

После митинга на Оперном театре часть протестующих двинулась к Дворцу спорта, но в районе метро «Немига» их встретили плотные кордоны милиции. Довольно долго правоохранители относительно мирно вытесняли демонстрантов по склонам и лужайкам напротив Троицкого предместья, а манифестанты также упорно не хотели уходить, подбадривая себя песнями — от белорусских национальных до «По полю танки грохотали…» Танков, конечно, никаких не было, хотя, как сообщается ныне, Дворец спорта был окружен БТРами и водометами.

В конце концов, когда протестующих стало совсем мало, а вокруг уже замкнулось милицейское оцепление, гомельская группа вместе со своими минскими знакомыми также решила уходить. Милиция не препятствовала выходу за оцепление. В акции в качестве наблюдателя присутствовала сотрудница французского посольства по имени Амондин, молодая парижанка левых взглядов. Уже выйдя за периметр, ее знакомые заметили, что француженка остается внутри и стали кричать: «Амондин, Амондин!» «Чего вы матом ругаетесь?» — пожурил их пожилой милиционер.

Гомельская группа с несколькими минчанами села в троллейбус и проехала в сторону универсама «Рига». Часть пошла в «Ригу» за продуктами, другие остались их ждать у входа. Внезапно из-за угла вылетел автобус, а из него с шокирующим криком высыпали бойцы ОМОНа в камуфляжной униформе. Подбежали и оперативники в штатском, подъехало еще несколько милицейских машин. Около десятка гомельчан вместе с несколькими москвичами, также приехавшими поддержать белорусов, были задержаны и «упакованы» на пол милицейского автобуса. Владимира Пашука, преподавателя ВУЗа с солидным, профессорским видом, неприятности обошли стороной. Вскоре всех доставили в РОВД.

В отделении милиции задержанных поставили у стенки «на растяжку». По словам участников тех событий, ОМОН и милиционеры того времени были относительно гуманными, никого особо не били, а если кого и ударили, то не сильно, больше для проформы.

В РОВД завязалась дискуссия — друзья Кости Москвина рассказали милиционерам о его гибели. Пожилой майор заявлял, что «в жизни ни одного задержанного пальцем не тронул». Выяснилось, что гомельскую «группу Москвина» отслеживали с самого начала с учетом особого эмоционального состояния друзей убитого. А тут еще маски и лозунги на украинском языке рядом появились, как раз незадолго до этого в Минск стали совершать рейды члены украинской националистической организации УНА-УНСО. За стычку с белорусской милицией группа украинских националистов была арестована и осуждена по уголовной статье.

К ночи всех доставили в ИВС на Окрестина. По словам задержанных, их по одному вызывали к дознавателю. Тот недоумевал: «Какие еще маски? Что за сказки? Кто из вас был в маске?» Эпатажного киевлянина, как и его балаклавы, среди арестантов не оказалось.

В ИВС задержанные провели все выходные, спали прямо на холодном бетонном полу. Персонал Окрестина относился тогда к «политическим» хорошо, только обижался, когда задержанный философ из Москвы Петр Рябов призвал всех, в духе традиций старых революционеров, не вставать при появлении «тюремщиков». Кандидат философских наук и будущий доцент МПГУ Рябов в стиле старой школы читал сокамерникам интересные лекции.

В понедельник с утра повезли на суд. Все отделались штрафами, кроме одного гомельчанина, который вел себя особенно дерзко и получил «сутки».

На первом Всебелорусском народном собрании Александр Лукашенко выступил с речью, в которой заявил, что будет «сочетать рынок с заботой о человеке». Было сказано также, что парламент мешает работе президента, и о необходимости «конституционной реформы».

На состоявшемся 24 ноября референдуме, по официальным данным, большинство проголосовавших поддержали инициативы президента. Верховный Совет был распущен, вместо него избран двухпалатный парламент. Президент получил колоссальный объем полномочий и возможность самостоятельно выстраивать властную «вертикаль».

Как гомельчане ездили первое Всебелорусское собрание пикетировать. Почитайте, чем это закончилось

Фото shod.belta.by

В Гомеле расследование гибели молодого человека затянулось на несколько лет. Для проведения следственного эксперимента со свидетелями правоохранители каждый раз ждали наступления сентября и соответствующей дождливо-туманной погоды, какая была в тот темный день. Через какое-то время дело закрыли. Однако всех прибывавших на службу милиционеров в опорном пункте на Трудовой оповещали о произошедшей трагедии. До 2020 года подобных смертей в Гомеле, насколько известно, не случалось.

Новости по теме:
Персоналии:
Александр ЛукашенкоЕвгений Мурашко
Места:
ГомельМинск
Поделиться:

Популярное:
«Экономическая ситуация ухудшается с каждым месяцем». Эксперты о том, почему в Гомельской области могли возникнуть перебои с поставками хлеба
29978
Киселев и Михалков пригрозили уроженке Светлогорска, актрисе Саше Бортич из-за призывов к протестам
21252
Правительство предложило «Беларусбанку» простить долги пяти агропредприятий
18280
От жильцов гомельского подъезда требуют убрать со стен надписи — а то коммунальники это сделают сами и за деньги
17751
«Распродаем стеллажи, оборудование, кассовые аппараты». В Гомеле после 15 лет работы закрылась торговая сеть «Косметичка»
16848
Светлана Тихановская призвала отправить письма политзаключенным из Жлобина
15667
Scroll Up