Среда, 20 января
  • Погода
  • -12
  • EUR3,0869
  • USD2,5509
  • RUB (100)3,4592

В Гомеле инвалид-колясочник получил в наследство часть квартиры, но не может ни пользоваться ей, ни продать. Разбирались в квартирном вопросе

Непростые ситуации часто складываются вокруг совместного владения жильем. Но все намного усложняется, если речь идет о судьбах инвалидов.

В Гомеле инвалид-колясочник получил в наследство часть квартиры, но не может ни пользоваться ей, ни продать. Разбирались в квартирном вопросе

Помощь и опека

В редакцию «Сильных Новостей» пришло письмо жительницы Гомельского района Тамары: «Хочу поделится тупиковой ситуацией, заложниками которой оказались мы с сыном. Мой сын — инвалид 1-й группы, колясочник. В наследство ему досталась ¼ часть квартиры, 14 квадратных метров. Но по состоянию здоровья он проживать в ней не может, а опекунский совет отказал нам в праве на ее продажу. Теперь она висит на нас мертвым грузом — продать ее мы не можем, и должны оплачивать ее содержание, что не дешевое удовольствие. Может быть, кто-либо сталкивался с подобной ситуацией и может дать дельный совет?»

Мы связались с Тамарой и выяснили подробности этой сложной ситуации. Ее сыну Константину 37-лет, он не в состоянии самостоятельно передвигаться ввиду тяжелого заболевания нервной системы.

Мы с сыном живем в частном доме со всеми удобствами. Некоторое время назад умер отец Кости, и сыну остались в наследство эти злосчастные жилые метры, — рассказывает Тамара. — Это дом находится в районе нефтебазы, квартира совершенно не приспособлена для проживания инвалида — 2-й этаж в двухэтажном доме без лифта, узкие двери и малогабаритный санузел, куда не помещается коляска. Моему сыну нужен постоянный уход, но находится на этих 14 метрах вдвоем сложно.

Таким образом, мы вынуждены платить за жилплощадь, которую фактически не используем. Я обратилась в опекунский совет за разрешением продать эти квадратные метры, а вырученные деньги положить сыну на книжку. Но такого разрешения мы не получили.

По словам Тамары, в патовой ситуации оказалась не только она с сыном, но и совладельцы этой квартиры. Они вроде бы тоже хотят продать это жилье, но не могут сделать этого. По словам матери, органы опеки предложили ей на основе дарственной передать часть своей квартиры сыну, однако женщина считает, что в этом нет никакой необходимости — Константин и так является ее прямым наследником. Но так как ее сын-инвалид лишен дееспособности, то женщина опасается, что отписанная ему часть ее наследства перейдет под контроль органов опеки.

Я ходила в администрацию Гомельского района, — продолжает Тамара. — Но там в каждом моем слове пытались найти подвох. Я оформила опеку, и это была моя ошибка. Все мои знакомые, которые имеют детей-инвалидов, от этого отказались и были правы. А теперь у меня контролируют холодильник и все остальное. Я должна отчитываться за любые мелочи. Например, Косте от умершего отца досталось и его последняя пенсия в размере 170 рублей. Я должна была отчитаться и за эту пенсию, хотя по закону наследством является только сумма, не меньшая 30 базовых величин. Я вынуждена тратить нервы и силы на противостояние с опекой, а не на уход за сыном. Юристы опеки мне ничем не помогли в этой сложной ситуации. Мне пришлось нести расходы на платных юристов, а ведь мой сын получает только социальную пенсию.

«Проклятый квартирный вопрос»

Тамара ходила в Гомельский облисполком. По ее словам, заместитель председателя областной администрации Владимир Привалов распорядился о проведении осмотра той самой жилплощади «на нефтебазе». Женщина также написала заявление в прокуратуру.

Тамара обращалась и в газету Белорусского общества инвалидов «Вместе». Юрист Офиса по правам людей с инвалидностью Олег Граблевский считает, что в этой ситуации органы опеки закон не нарушают, но при этом подчеркивает:

К сожалению, это довольно типичная проблема, с которой сталкиваются в такой ситуации опекуны. Органы опеки по закону обязаны действовать в интересах имущества опекаемого лица, то есть любые действия, которые осуществляются опекуном, не должны ухудшать материальное положение. Мышление органов опеки здесь простое: если у недееспособного человека будет меньше имущества, значит, его материальное положение будет худшим. Но реальное положение дел может быть совсем иным. 

Олег Граблевский считает, что в таких ситуациях обязательно должны учитываться те расходы, которые требуются на содержание имущества.

Начальник управления по труду, занятости и социальной защите Гомельского райисполкома Елена Ефременко пояснила следующее:

Да, мне хорошо знакома эта ситуация. Эта женщина была у нас на приеме, мы приглашали также наших юристов для консультации. Дело в том, что закон запрещает оставлять инвалида без жилплощади, поэтому продавать долю сына в унаследованной от отца квартире нельзя. Мы не имеем права ухудшать имущественное положение инвалида. Мы предложили женщине такой вариант — передать сыну по дарственной часть ее квартиры, но она — отказалась. Говорит, что сын и так является ее прямым наследником. При этом у нее есть еще дочь. Сын же лишен дееспособности, он ограничен в правах распоряжения имуществом.

Новости по теме:
Персоналии:
Олег Граблевский
Места:
Гомель
Поделиться:

Популярное:
«После этого вы не можете называться белорусами». Дмитрий Басков прокомментировал отмену ЧМ-2021 в Минске
27912
В Гомельском районе таксист разбудил уснувшего пассажира. Продолжение оказалось неожиданным
18429
В Кремле отреагировали на лишение Беларуси права принимать матчи ЧМ-2021
11354
Как в старину в Гомеле Крещение отмечали: мистика воды
10664
«У нас даже пастила в политике, если она бело-красно-белого цвета». Левченко о репрессиях в Беларуси и спорте вне политики
9091
На Гомельщине появится первый полноценный зоопарк
8608
Scroll Up