Среда, 21 апреля
  • Погода
  • +12
  • EUR3,1186
  • USD2,5864
  • RUB (100)3,4027

«Похоронили коллегу, замечательная женщина». Что происходит в школах, где учителя так и не дождались «дистанционки» Фото

Минздрав давал разъяснения: школы закроют на карантин только в том случае, если 30% школьников не придут на занятия по болезни. Про учителей не говорилось ничего, а ведь именно они в силу возраста (в школе работает много пенсионеров) рискуют перенести коронавирус тяжело. Мы узнали, насколько критическая сейчас ситуация с заболеваемостью педагогов. Беспокоятся ли они за свое здоровье или смирились?

«Похоронили коллегу, замечательная женщина». Что происходит в школах, где учителя так и не дождались «дистанционки»

«На прошлой неделе похоронили коллегу, провожали ее всей школой в ритуальном зале. Замечательная женщина была, такая отзывчивая», — с грустью в голосе рассказывает педагог из 161-й школы Минска. Коллега ушла на больничный и около недели провела дома, даже в больнице не лежала, а потом в школе сообщили страшную новость. COVID-19 был подтвержден тестом.

— Утром нам позвонил муж коллеги и сказал, что она просто не проснулась. Татьяне Романовне было 48 лет, она работала учителем географии и классным руководителем в 11 «Б». Дети ее любили.

Пост памяти, который опубликовала администрация школы

Смерть учителя многих в коллективе испугала. Каждый примерил ситуацию на себя: ведь педагоги находятся в равных условиях и одинаково рискуют. О неоправданном риске в общении с коллегами говорила и сама Татьяна Романовна. Она была обеспокоена тем, что учителей перестали отправлять на изоляцию, когда в классе у кого-то из детей выявляли вирус. Весной в этом случае домой уходил весь класс вместе с учителями, которые работали с детьми. Сейчас контактами первого уровня становятся максимум 6−7 детей (те, кто сидит рядом с заболевшим), а педагоги продолжают работать.

— Об учителе речь не идет, близко он контактировал с детьми или нет, никто у нас ничего не спрашивает. Хотя вы сами понимаете, что дети подходят во время урока или на перемене, им часто нужно что-то спросить, — поясняет педагог. — То есть о нас никто не думает. На данный момент в школе именно с коронавирусом на больничных порядка шести человек, двое, насколько я знаю, лежат в больнице с пневмонией — с серьезными осложнениями.

В отличие от учителей директор 161-й школы не считает, что все так плохо с заболеваемостью в учебном заведении. Валерий Стружко называет ситуацию «управляемой» — на больничных сейчас порядка 10% учителей (и не у всех COVID-19). Регулярно информацию о заболевших детях и сотрудниках администрация отправляет в центр гигиены и эпидемиологии, а также в управление по образованию, то есть данные собираются и заболеваемость контролируется.

Что по-настоящему огорчает директора — это безответственность некоторых родителей.

— Очень сложно с ними работать, начиная от пропускного режима и заканчивая масочным режимом. Вплоть до скандалов доходит. Некоторые не хотят маски носить категорически. Также проблема в том, что родителям негде детей оставить и порой даже простывших детей они отправляют в школу. Вплоть до того, что мы звоним родителям и отстраняем детей от учебы, потому что видим явные симптомы болезни, а родители отправляют снова, говорят, что «не с кем ребенка оставить, пусть сидит в школе».

Заболевшие дети приходят в школу — отсюда и больничные у педагогов, убежден директор. А в случае с учителем географии все закончилось трагично.

Фото: Unsplash.com

Много учителей на больничных

Родители из других школ также сообщают нам грустные новости. После двух недель на ИВЛ умерла учительница младших классов, которая работала в одной из школ Серебрянки (Минск). В гомельской школе также недавно прощались с учителем начальной школы, похороны прошли на прошлой неделе: «Только в начальном звене пять учителей и два воспитателя продленки прямо сейчас с подтвержденным COVID-19. Двое учителей вышли после больничных, продолжительность которых составила 23 и 25 дней. Один учитель уже месяц на больничном. Очень тяжелая и страшная ситуация».

«У нас в городе за последние три недели умерло два педагога от коронавируса. Учитель русского языка и учитель физики, — рассказала нам учитель из Жодино, которая сама две недели провела на больничном с коронавирусом. — Очень болела спина, грудь, было тяжело дышать, первые дни был просто ад, мне казалось, что я умираю. Только на седьмой день стало легче. Коллеги постоянно на больничных, одни уходят, другие возвращаются».

«В нашей школе на больничных более 15 учителей, часть из них в больнице с коронавирусом, — подтверждает еще один учитель из Жодино. — Это просто ужас какой-то. Почему Министерство образования не вводит дистанционку или карантин?». Учитель решила спросить об этом у вышестоящего руководства напрямую и позвонила на прямую линию заместителю министра образования. Ей ответили, что как только Минздрав даст «отмашку» по эпидситуации, карантин в школах сразу же объявят. «Непонятно только, каких цифр они ждут?» — недоумевает педагог.

«Я работаю в школе № 111 г. Минска. Ситуация, конечно, сложная. Из трех биологов работает один. Замены регулярные. Учителя болеют долго и серьезно. Масочный режим не очень спасает ситуацию. Я сейчас тоже болею и детей в школу не вожу».

«У нас болеет около 25% учителей и многие из техперсонала, — описывает ситуацию в одной из школ Московского района Минска Татьяна. — Работать некому, постоянные замены. Иной раз выходит по 11−12 уроков в день — у нас школа работает в две смены».

Шутки о том, что географы ведут русский язык, а трудовики — химию, уже больше ни у кого не вызывают улыбку. Это реальность некоторых школ: «Мы пришли к тому, что учителя закончились, коллапс самый настоящий».

Принятых мер безопасности недостаточно?

Несмотря на сложную ситуацию с заболеваемостью, в школах не хотят принимать заявления от родителей в связи с эпидемиологической ситуацией. Это возмущает учителей, при этом они подчеркивают, что имеют дело не с инициативой какого-то отдельного директора или завуча, это общая позиция по школам от вышестоящего руководства.

— По школам в Минске разослали бумагу о том, что заявление от родителей не является оправдательным документом для отсутствия детей, поэтому оставлять их дома под ответственность родителей нельзя. У нас все дети должны учиться. Их даже в бассейн водят на уроки физкультуры. Не отменили! О чем еще мы говорим? — возмущается Татьяна. — В каникулярный период по району ходили проверяющие. Проверяли проведение мероприятий и присутствие на них детей. Шестой день тоже никто не отменял. Каждую неделю мы подаем информацию в Комитет по образованию, какие крупные мероприятия будут проводиться в школах района.

Фото: Читатели TUT.BY

Что касается принятых мер безопасности, то они слишком «точечные» и не дают нужного эффекта, считает педагоги. Классы закрепили за определенными кабинетами, но дети все равно перемещаются по школе, ходят в столовую. Учителя проводят уроки в разных кабинетах и не всегда могут быть уверены в том, что столы продезинфицировали перед их приходом (хотя по правилам так должно быть). На переменах все педагоги пересекаются в учительской, иногда в актовых залах по-прежнему проходят совещания.

Работников школы обязали носить маски, но многие это правило игнорируют или относятся формально — «носят маски на подбородке». Информации по заболевшим детям и педагогам в открытом доступе нет, хотя администрация ее собирает. Много слухов и домыслов, в связи с этим сложно понять, насколько реально опасно сейчас работать в школе.

Вопросы у учителей вызывает и отношение родителей, тут они солидарны с директором 161-й школы. Если весной все очень боялись коронавируса и по возможности оставляли детей дома, то сейчас приводят на занятия даже с симптомами болезни.

— Приходит ребенок и говорит: «У меня температура, и мне нехорошо». Я спрашиваю: «И что же ты пришел?» Оказывается, мама сказала идти, — описывает реальный случай учитель из Жодино. — Соответственно, и учителя болеют, и одноклассники, процесс запущен.

— Ребенок кашляет, температурит, запахов не слышит, а его все равно гонят в школу. Мы домой отправляем, а на следующий день он снова может появиться в школе, — говорит о ситуации в школе учитель из Бреста, которая недавно сдала тест и узнала, что болеет коронавирусом. — Одна малышка в первом классе сказала мне: «Вы не подходите, я болею, но мама сказала никому не говорить».

Фото: Pexels.com

Переболеть придется всем?

Несмотря на чувство незащищенности, учителя не готовы открыто говорить о проблеме. Многие боятся называть не только свои имена, но даже номера школ (при условии полной анонимности). Кто-то не хочет навредить руководству, а кто-то убежден, что его сразу вычислят и уволят за малейшую критику: «Все смиренные, я бы сказала. Боятся поперек горла что-то администрации сказать. Ходят, головы опустят и молчат. 1−2 человека найдутся из коллектива, кто мог бы что-то сказать, но нас никто не поддерживает, поэтому мы и молчим».

«Мы расстроены, но смирились с неизбежностью», — так описывают свои чувства педагоги. Если поначалу многие надеялись на «дистанционку», то теперь об этом уже устали говорить и больше ее не обсуждают. И не верят, что будут предприняты какие-то реальные шаги для того, чтобы защитить детей и педагогический состав от вируса. Многие педагоги готовятся морально к тому, что придется переболеть. Тяжело или нет — тут как повезет.

Спрашиваем, обращаются ли учителя к начальству с требованием, чтобы их защитили? Но педагоги не знают, кому писать: «Какому именно начальству? На местах же ничего не решается. Что можно сделать, если в республике нет карантина? Каждый заботится о себе сам, рано или поздно и нас это коснется, мы уже все к этому готовы».

Официально: «Ситуация далека от критической»

В Министерстве образования нам сообщили, что статистику учителей с ОРВИ обновляют территориальные управления по образованию, больше никаких комментариев в ведомстве не дают.

Мы позвонили в регионы и нам рассказали, что сведения по заболевшим действительно собираются ежедневно. По отзывам специалистов, ситуация сейчас далека от критической.

В профильном управлении Могилевского облисполкома сообщили, что по состоянию на 8 декабря диагноз ОРВИ (в том числе COVID-19) подтвержден у 14% педработников. Заместитель начальника управления по образованию Гродненского облисполкома Галина Курганская отметила, что в регионе нет критической ситуации, она является стабильной. Начальник отдела главного управления Витебского облисполкома Владимир Бедняков считает, что обнародовать информацию ни к чему: «Нет поводов нагнетать ситуацию».

В Белорусском профсоюзе работников образования и науки рассказали, что не отслеживают уровень заболеваемости педагогов, поскольку этим занимаются областные и районные управления образования.

— Да, учителя болеют, как и специалисты других отраслей, но, на мой взгляд, ситуация не критическая, — отмечает председатель Татьяна Якубович. — Педагогических работников, которые пострадали от коронавируса, мы стараемся поддержать материально. Сейчас не проводится никаких крупных мероприятий, мы даже празднование 100-летия профсоюза перенесли, поэтому все деньги, которые у нас есть, возвращаем людям в виде денежной поддержки.

Специалисты отраслевого профсоюза рассказали журналисту, что с апреля по октябрь выплаты в связи заболеванием COVID-19 получили 30 834 педработника. Большинство из них были на длительных больничных. В общей сложности получилось около 1,8 млн. рублей. Сейчас, говорят в профсоюзе, заявлений на материальную помощь поступает по-прежнему много.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Места:
Минск
Поделиться:


Популярное:
В Гомеле врач выбросился из окна больницы, он погиб
19106
В мае белорусов ждут длинные выходные
16455
В Гомеле снова «заминировали» школы, детей отправили по домам. Известно минимум о 15-и школах
12119
БЖД назначила более 70 дополнительных поездов на праздники
5926
Власти вводят валютные ограничения. Из обменников пропадут доллары? Максимально понятно
3886
Парня из Жлобинского района, который пропал три месяца назад, нашли мертвым
3755

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: