Среда, 20 января
  • Погода
  • -20
  • EUR3,0845
  • USD2,554
  • RUB (100)3,4528

Гомельский музыкант, шесть лет назад уехавший во Вьетнам, рассказал, как прожить один день за 5$, собрать кафешку из жести и почему загар — это признак бедности Фото

Шесть лет назад гомельчанин Дмитрий Иванов, лидер группы «Аддис-Абеба», оказался во Вьетнаме. За это время он успел выяснить, сколько зарабатывают местные жители, с каким фруктом не пустят в отель и почему вьетнамки купаются в пижамах. Дмитрий поделился с «Сильными Новостями» всеми прелестях жизни в Индокитае и даже по большому секрету рассказал, почему местные пьют пиво с самого утра и сколько стоят проститутки.

Гомельский музыкант, шесть лет назад уехавший во Вьетнам, рассказал, как прожить один день за 5$, собрать кафешку из жести и почему загар — это признак бедности

Регги на берегу Меконга

Многие в Гомеле помнят регги-группу «Аддис-Абеба». Потом она загадочно исчезла. «Сильные Новости» разыскали ее фронт-мена Дмитрия Иванова — не в Эфиопии, но на берегу Южно-Китайского моря.

— В 2014 году жена получила работу в росийско-вьетнамской нефтяной компании, и нам пришлось поменять место жительства. Я живу в Вунгтау, это относительно недалеко от города Хошимин, бывшего Сайгона, — начинает свой рассказ гомельский музыкант. — Первые впечатления по приезду во Вьетнам? Двоякие. С одной стороны, тепло, пальмы, яркая и очень красивая природа, с другой — довольно грязно, а в жарком климате еще и постоянно запах стоит. Канализация здесь в виде канав, которые сверху заложены плитами с отверстиями. Многие бросают мусор прямо под ноги. К морю на уикенд приезжают туристы из Сайгона и глубинных районов Вьетнама и оставляют после себя горы мусора.

Дмитрий говорит, что он с соседями через Фейсбук стали организовать уборку пляжа собственными силами. Местные жители поддержали эту инициативу, потом стали ставить мусорные баки.

— Но вообще люди здесь хорошие, — продолжает гомельчанин. — Радушные, отзывчивые, но ты все равно всегда будешь для них иностранец, а для местных торговцев — еще и ходячий кошелек. На рынке и в частных магазинах тебе могут заломить цену. Всегда могут кинуть. Но мне все равно вьетнамцы очень нравятся.

Во Вунгтау живет и работает много европейцев, у работников нефтяной компании фактически свой «русский район» в самом центре города. Дмитрий вспоминает, что первое время невозможно было в супермаркет зайти — местные подбегали и трогали за дреды. Вьетнамцы — весьма непосредственны в общении. Еще они очень любят детей, но иногда это выглядит для нас непривычно. Дмитрий говорит, когда сын был совсем маленький, многие вьетнамцы с радостными улыбками бросались к нему и почему-то всегда хотели прикоснуться, потискать. С другой стороны, жители Вьетнама очень добродушны.

— Сколько не был у них в барах, ни разу не видел, чтобы была драка, — говорит гомельчанин. — Какой бы ни был вьетнамец пьяный, он будет спокойно сидеть и улыбаться. Ну еще песню завести может. У нас же в питейных заведениях дерутся едва ли не каждый вечер.

Леденящий вьетнамский кофе

Алкоголь во Вьетнаме употребляют в немалом количестве. Правда, самый популярный напиток здесь — пиво. По словам Дмитрия, его могут пить с самого утра. Кроме пива, употребляют и «рисовое вино». На самом деле это рисовая самогонка.

Очень популярны во Вьетнаме чай и кофе. Переносить жару помогает холодный зеленый чай со льдом, он стоит здесь на каждом столе. Посетителям в кафе, пока они ждут заказа, сразу приносят такой чай. Еще тут настоящий культ кофе. В 2012 году Вьетнам даже обогнал Бразилию по экспорту кофе. Местный напиток — очень крепкий, а пьют его здесь тоже со льдом.

А вот к тропическому климату приходится привыкать долго.

 Когда я первый раз вышел из самолета, было ощущение, что в баню попал, — вспоминает Дмитрий. — Потом постепенно адаптируешься, перестаешь обливаться потом. Сейчас иногда даже в кофте хожу. С конца мая по начало октября здесь сезон дождей. Затем до середины января прохладно, +30. А вот с февраля по апрель — местное лето, на пике жары бывает до 40 градусов. Еще добавьте к этому очень высокую влажность.

Раньше мы каждый год выезжали в Крым, в Лисью бухту, но там сухой воздух и жара переносится гораздо легче. Поэтому днем во Вьетнаме никто не работает. Местные жители встают едва только забрезжит рассвет — в пять или в половину пятого. Работают до 11 часов утра, потом до 3 часов после полудня — отдых, сон. В это время закрываются даже многие кафе и магазины. Затем снова работают — где-то часов до 8-ми.

Во Вьетнаме, вытянувшемся вдоль побережья Индокитайского полуострова, несколько климатических зон. Гомельчанин говорит, что на севере страны прохладнее, около Ханоя и в горах даже снег выпадает.

На благодатном тропическом юге растет множество разнообразных фруктов — маракуйи, папайи, манго. Дмитрий рассказывает, что вьетнамское манго желтое и очень вкусное, «не как у нас». Бананы самых разных сортов. Есть совсем маленькие — сантиметров по пять, в тонкой шкурке, но очень сладкие. Есть большие бананы, «ребристые» и почти безвкусные. Бананы вьетнамцы не просто едят, но всячески готовят — жарят, тушат, делают каши. Но есть и очень специфические фрукты.

Фрукт дуриан — очень на любителя. Запах от него такой, как будто сняли телогрейку с сантехника, только что вынырнувшего из канализации, порезали на кусочки и подали к столу. Но на вкус — нормальный, — делится впечатлениями от тропической экзотики Дмитрий. — Раньше дуриан называли фруктом королей, считается, что он укрепляет мужскую силу. Внешне он выглядит как большой каштан, или как маленький арбуз с колючками. А внутри ломти мякоти, как у банана, но с косточками. Однако с этим «королевским» фруктом не пускают в самолет и в некоторые отели.

Действительно, про дуриан говорят, что его «запах вызывает видение преисподней, но вкус — безумное наслаждение». В переводе с малайского «дуриан» означает колючка. В Азии считается, что этот фрукт продлевает молодость.

Однако основа вьетнамского рациона — рис и курица. Здесь очень любят морепродукты, в ходу острые закуски из кальмаров, например. Есть и знаменитый соус из протухшей рыбы, его подают ко всем блюдам наряду с соевым. Дмитрий говорит, что вкус — специфический, кисло-сладко-солоноватый. Вообще здесь все готовят кисло-сладкое, даже жаренное мясо так обрабатывают. И к этому надо привыкать. Также вьетнамцы много едят различных травок. В целом их кухня не такая острая, как в Мексике или на Кавказе.

Цены на продукты во Вьетнаме разные. Молочная продукция дорогая, литр молока стоит около 30 тысяч донгов, или три белорусских рубля. Дело в том, что местный климат не очень способствует разведению коров. Мясо здесь тоже экспортное — из Новой Зеландии или Австралии. Килограмм курицы стоит около 8-10 рублей, кило картошки — 2,5 рубля, а вот рис дешевый. В целом поесть можно недорого. Порция фо — бульона с рисовой лапшой, который варится целую ночь, обойдется примерно в 3 рубля. За доллар-полтора можно взять «комплекс» из риса, куриной ноги и салатика.

С продавцами здесь общаться несложно и без знания вьетнамского языка. В Вунгтау большинство торговцев говорят по-русски или по-английски.

Порядок внутри хаоса

Дмитрий Иванов говорит, что турист может прожить день во Вьетнаме за 5$. Аренда комнаты стоит 100$. Дмитрий и его близкие снимают трехкомнатную квартиру с большой кухней-гостиной за 300$. По меркам Вунгтау, окраинный район новостроек Сивью, где живет сейчас Дмитрий, условно аналогичен гомельскому микрорайону «Солнечный». Чтобы добраться до центра на «байке», мужчине хватает десяти минут. По количеству населения Вунгтау почти подобен Гомелю, но по площади — гораздо компактнее. Зато общественного транспорта тут практически нет. Только в Хошимине сейчас строят метро, преимущественно, наземное. Все перемещаются на мопедах, скутерах, легких мотоциклах. Бензин в последнее время подешевел, литр стоит меньше двух рублей.

Передвижения по дорогам Вьетнама, как и в большей части Азии, имеет свои особенности.

 На дорогах хаос, тут могут и по встречной полосе ездить. Правила никто не соблюдает, дорожная полиция существует чисто номинально, — говорит Дмитрий. — Да, сначала трудно переходить улицу, идет сплошной поток мототранспорта, и ты вдруг понимаешь, что тебя никто и не собирается пропускать. Но стоит просто выйти на дорогу, и тебя все объедут. Хотя ДТП тут не редкость, в основном — столкновения между байками и автомобилями. Я сам на байке раза три-четыре в аварии попадал. У многих местных просто нет инстинкта самосохранения.

Мотобайк здесь — универсальное транспортное средство. Скутер могут использовать практически вместо грузовой машины, совершая чудеса поистине цирковой езды и эквилибристики с габаритным грузом на дороге.

«Выживайте, как можете…»

Как говорит Дмитрий, в целом роль государства в жизни вьетнамцев весьма своеобразная. Например, не меньшая «анархия», чем на дорогах, присутствует здесь при застройке. Процветает «самострой» — за день тут из жести и всяких подручных материалов могут собрать и домик, и кафешку. Собственник земельного участка может в любой момент снести незаконное строение, но его обитатели с легкостью перебираются на новое место. «Вьетнам — большой», — говорит гомельчанин. Так возникают целые поселки-трущобы. На фоне одного из них снят видеоклип «Аддис-Абебы» «Бомбоклад».

— У нас недалеко от дома была такая кафешка из жести, — рассказывает Дмитрий. — Потом на ее месте стали строить отель, и заведение перебралось в трансформаторную будку. Да что там забегаловки — белорусскую санитарную проверку не выдержал бы и их самый дорогой ресторан. При этом в хибарах в трущобах вы можете увидеть и большую плазму, и смартфоны последних моделей, и хорошие байки.

А еще здесь пышно цветет торговля наркотиками. Хоть за этот вид криминальной деятельности во Вьетнаме предусмотрена смертная казнь, но «ганжей» тут торгуют почти открыто. По словам Дмитрия, могут подъехать на байке и прямо спросить, не надо ли чего-нибудь. Также здесь в ходу метамфетамины. Но такие синтетические наркотики, как печально известные у нас «спайсы», во Вьетнаме распространения не получили. Героин здесь тоже не распространен, в основном его употребляют в узких богемных кругах. Зато в аптеках без рецептов отпускают кодеин, трамадол и другие медицинские опиаты.

Сильно развита проституция — от массажных салонов до элитных борделей. Жриц продажной любви, снимающих в барах иностранцев, видно сразу по соответствующему макияжу и стилю одежды. Цены на услуги проституток разные. Самые дешевые деревенские девушки, стоящие на «круге», берут от 2,5$. «Массаж с хэппи эндом» оценивается в 25$, полноценный секс — 50-100$. Элитная проститутка на всю ночь может обойтись в 500-600$.

— В целом государственные структуры закрывают на это глаза. Хотя полиция прекрасно знает, кто занимается торговлей наркотиками или проституцией, — говорит Дмитрий. — Но раз у людей нет денег, то им дают заработать и таким образом. Отношение государства к этому такое: мы вас не трогаем, а вы выживайте — как можете.

Из уличной преступности тут можно столкнуться разве что с грабежами. На массовые праздники, такие, как китайский новый гол, сумки и телефоны рекомендуется держать покрепче. Сумку могут вырвать прямо с проезжающего мимо байка.

Тропический социализм с капиталистическим лицом

Что касается общественного строя, то, по мнению лидера «Адисс-Абебы», в нынешнем Вьетнаме «смесь социализма и капитализма». Торговля — частная, вокруг — рыночная экономика. Много иностранных корпораций: тут присутствует как американская «Кока-кола» и КФК, так и южнокорейская торговая сеть «Лотте Март». Есть и несколько «МакДональдсов». Корпоративные гипермаркеты все больше разоряют и вытесняют местных торговцев. Образование и медицина в «социалистическом» Вьетнаме все еще бесплатные. У власти до сих пор находится Коммунистическая партия Вьетнама.

Дмитрий говорит, что на каждом шагу здесь портреты основателя нынешнего вьетнамского государства Хо Ши Мина. Изображения патриарха можно встретить даже в самой захудалой частной лавке. «Дедушку Хо», похоже, тут по-прежнему искренне уважают. Во вьетнамских школах есть пионеры. А на каждой улице имеются специальные помещения, где каждую неделю проходят местные партсобрания и политинформации.

В целом жизнь в современном Вьетнаме далека от идеалов социального равенства. Зарплаты очень разные. Деревенские жители, особенно в отдаленных уголках, по-прежнему заняты тяжелой работой, но зарабатывают около 30$ в месяц. В городах средняя зарплата от 100 до 300$. Квалифицированный менеджер получает 500$. Не мало тут и людей, которые зарабатывают тысячу долларов и больше. Европейский специалист на одинаковой должности может получать в несколько раз больше, чем вьетнамец.

 Сейчас тут образовалось очень сильное социальное расслоение. Есть такие виллы, что у нас не найдешь. Но земля тут дорогая, поэтому дома стараются вытянуть в высоту. Строят коттеджи в 3-4 этажа, — рассказывает мужчина. — Не редкость очень крутые машины. И это при том, что комиссия на покупку авто тут 100% и больше. Они такими пошлинами борются с трафиком, ведь движение на вьетнамских дорогах просто перегружено.

Партизаны из подземелий

Во Вьетнаме традиционно живут разные народы. Кроме собственно вьетов, на юге страны много кхмеров. По словам Дмитрия, даже внешне они различаются. Раньше между двумя народами была напряженность, в 1970-х годах СРВ воевала с «красными кхмерами». Сейчас все спокойно. Есть также определенные различия между вьетнамцами-северянами и южанами. На юге считают, что северяне завидуют им — ведь в тропиках можно собирать урожай некоторых фруктов по нескольку раз в год. «Манго и бананы растут почти нон стопом», — говорит Дмитрий.

К европейцам относятся хорошо, но все же в последнее время ядовитые ростки национализма стали всходить и на вьетнамской почве. С началом пандемии коронавируса были отмечены случаи нападения на иностранцев, которых обвиняли в распространении инфекции. Сейчас эта паника прошла. А что касается масок, то вьетнамцы носили их и до эпидемии — из-за сильного смога, вызванного обилием мототранспорта и прочих загрязнителей. Однако Дмитрий сейчас не может вылететь на родину. По возвращению придется отбывать карантин в специальном отеле с фильтрацией воздуха, стоимость пребывания в котором может обойтись до 200$ в сутки.

Неделю назад в городе Нячанге произошла серия нападений на белых с мачете. Убитых не было, но жертвы атаки получили серьезные ранения. Около года назад в центре страны вспыхнули сильные антикитайские волнения, дело дошло до столкновений с полицией. Но там речь шла о крупной продаже земли китайским компаниям. Два года назад антикитайские беспорядки произошли в Хошимине.

К жителям постсоветских стран во Вьетнаме относятся очень хорошо. Многие из старшего поколения учились в СССР. Те, кто обучался в Беларуси, знают и о существовании нашей страны.

Cпрашивать местных вьетнамцев о войне надо корректно. Многие туристы из России сразу же кидаются с восклицаниями: «Мы же вам помогали во время войны!» Дмитрий говорит:

 А кому помогали? Это же южный Вьетнам, правительство в Сайгоне было союзником американцев. Северяне, и советские летчики в том числе, бомбили эту местность.

По словам Дмитрия, верования большинства самих вьетнамцев смешанные. Они поклоняются Будде в домашних алтарях, есть влияние даосизма, и в то же время чтут культ предков. Здесь очень много католиков. В свое время Вьетнам (Тонкин) был колонией католической Франции. Визитной карточкой Вунгтау является статуя «Сен Жак» из белого мрамора, которая очень похожа на статую Христа в Рио-де-Жанейро и лишь на шесть метров ниже ее.

 Очень красивые здесь места, горы и джунгли. Кто в них водится? Крокодилов уже нет, только в самой глубинке, возможно, остались. Но вот во время войны многие американские солдаты в дельте Меконга погибли от нападений крокодилов, — рассказывает Дмитрий. — Море всегда теплое. Местные считают, что зимой оно прохладное. Но все равно теплее, чем Сож даже в самую жаркую погоду. Но вот странно, многие вьетнамцы не умеют плавать. Заходят в воду по грудь и просто плещутся. Впрочем, заплывать в море тут надо аккуратно, бывает очень мощное течение. Характерно, что многие вьетнамки купаются в пижамах, и мужчины — в шортах и майке. Некоторые женщины ходят вообще, как ниндзя, с закрытыми лицами. Но дело не в религиозной традиции, как у мусульман. Просто загар тут считается признаком бедности. Если ты загорелый, значит, работаешь днями в поле. Тут есть даже специальные носки с пальцами, чтобы надевать их с сандалиями-«вьетнамками».

Вьетнамский панк и мультяшная мода

Во Вьетнаме гомельчанин работает преподавателем. Учит русскоязычных детей игре на гитаре, преподает вокально-инструментальный ансамбль и даже пишет с ребятами свой альбом. Что касается музыкальных пристрастий самих вьетнамцев, то лидер «Адисс-Абебы» говорит, что конечно, местный колорит пересекается где-то с ритмами регги. В основном местные слушают либо свою поп-музыку, либо — западную. Популярна электронная музыка и стиль «хаус», а вот живой музыки, по мнению гомельского музыканта, не много. С ней выступают прежде всего филиппинцы и «экспаты», работающие здесь иностранцы. В Хошимине нет ни одной регги или фанк-группы. Дмитрию известна одна группа вьетнамских панков в Ханое, и одна в Хошимине.

Вьетнамская молодежь очень вестернизированная, точнее — глобализирована. Молодые люди в Ханое и Хошимине теперь находятся под сильным влиянием южнокорейской популярной культуры. У молодых вьетнамцев и вьетнамок в ходу одежда в стиле «джей поп» (японский поп) и «кей поп» (южнокорейский поп). Все смотрят мультфильмы «аниме» и подражают их героям. Интернет в ДРВ — свободный.

Вьетнамская молодежь усиленно учит английский, только в Вунгтау около ста частных школ по его изучению. Дипломы во многих вьетнамских университетах с международным сертификатом, чтобы потом можно было продолжить обучение или работать за границей по специальности. По словам гомельчанина, IT-специалисты в основном иностранцы. Здесь работает немало наших «айтишников»: одни в местных компаниях, другие просто фрилансеры на «удаленке».

Дмитрий Иванов признается, что очень сильно соскучился по Гомелю, своим слушателям и друзьям, но и о том, что судьба занесла его в гостеприимный Вьетнам, не жалеет.

 Стоит сюда приехать. Во Вьетнаме необычайно красиво и колоритно. А тот регион, где я живу, вообще еще не засижен туристами. Как Таиланд или Бали, например. И цены здесь — не такие высокие.

Новости по теме:
Персоналии:
Дмитрий Иванов
Места:
ВьетнамГомель
Поделиться:

Популярное:
«После этого вы не можете называться белорусами». Дмитрий Басков прокомментировал отмену ЧМ-2021 в Минске
21602
В Гомельском районе таксист разбудил уснувшего пассажира. Продолжение оказалось неожиданным
14444
Фазель: Проведение ЧМ в Минске неуместно, когда есть более серьезные проблемы, которые нужно решать
11240
«В том, что принято это решение, вина только режима». Павел Латушко высказался о переносе ЧМ-2021 из Минска
10451
Как в старину в Гомеле Крещение отмечали: мистика воды
9996
Минск лишился права на проведение чемпионата мира по хоккею 2021 года
9513
Scroll Up