Пятница, 27 ноября
  • Погода
  • +3
  • EUR3,0586
  • USD2,567
  • RUB (100)3,3976

«Власть хочет защитить себя, но не работника». Что говорят эксперты и гомельчане о создании профсоюзов на частных предприятиях

Александр Лукашенко заявил о необходимости создания структур ФПБ в организациях негосударственной собственности. А получат ли туда доступ независимые профессиональные объединения?

Рост частной собственности

На совещании с председателем Федерации профсоюзов Беларуси Михаилом Ордой Александр Лукашенко заявил: «Если только до конца года частные предприятия не создадут по вашим требованиям профсоюзные организации, эти частные предприятия будут ликвидированы. Вы должны внести эти предложения. Шутить мы не будем больше». 

Лукашенко также критически отозвался о позициях некоторых бизнесменов в связи с политическим кризисом в стране, разразившимся после президентских выборов 9 августа.

А каково на сегодняшний день положение с профсоюзным движением на частных предприятиях? Например, в подавляющем большинстве случаев приватной является такая сфера деятельности, как торговля. В 2019 году в оптовой и розничной торговле, плюс ремонт автомобилей (так дает данные Белстат), было занято 14,5% работающих — это примерно 627 тысяч человек. В то же время Белорусский профессиональный союз работников торговли, потребительской кооперации и предпринимательства насчитывает 166 тысяч членов, то есть в официальном профсоюзе состояло менее трети людей, занятых в этой отрасли. И это с учетом того, что в «огосударствленный» профсоюз торговли входят предприниматели, студенты и учащиеся, а также неработающие пенсионеры.

В целом в сфере услуг преобладает частная собственность. В «услугах» в Беларуси в 2019 году работало большинство всех занятых — 61,2%. В количественном отношении это немногим менее 2,5 миллионов человек. По логике вещей, большая часть из них могли быть членами официального Белорусского профсоюза работников торговли, кооперации и предпринимательства, но не являются. Поэтому можно предположить, что основной списочный состав ФПБ дают работники государственных предприятий и учреждений, учащиеся и пенсионеры, то есть тех, кого легче привлечь в профсоюз административным путем. И это при том, что большинство белорусов теперь работают на частника.

Согласно данным Белстата, в 2020 году 51% населения Гомельской области был также занят у частных нанимателей. Еще 3,3% работают на иностранные компании. В госсекторе нашего региона занято 45,7% работников. Существенное сокращение доли госсобственности, примерно на 10%, началось с 2010 года.

«Зачем мне этот профсоюз?»

При этом профсоюзы работников частного сектора слабо представлены и в структуре Гомельского городского объединения профсоюзов. Из 14 его членов почти все представляют профорганизации государственных предприятий и учреждений, кроме профсоюза ИП и работников макроорганизаций «Садружнасць».

Источник в одном из гомельских профсоюзов сообщил «Сильным Новостям» следующее:

— Статистики по охвату профсоюзами частного сектора нет. В части крупных компаний первичные организации уже созданы — «Евроопт», «Ирина сервис», «Беккер систем». Были в «Косметичке», но сейчас это предприятие находится в стадии ликвидации. Профгруппы работников негосударственного сектора сейчас разбросаны по разным отраслям, потому что сегодня частный бизнес пришел не только в торговлю, но и везде. В среднем и мелком предпринимательстве членство работников в профсоюзах значительно ниже.

После выступления президента на эту тему к нам уже поступило несколько звонков — хотят создать у себя профсоюз. Звонят, конечно, работодатели, и в основном — это представители мелкого бизнеса. Видимо, боятся закрытия.

Но я могу сказать так. Любое объединение, даже из-под палки, в наших условиях — это создание гражданского общества, а во что это выльется под вопросом. Но в любом случае для работников минусов нет. Они смогут хотя бы получить у нас юридическую консультацию. И работодателям мы говорим — в случае трудового спора пусть ваши работники лучше обращаются к нам. Мы сможем с ними поговорить, может быть, звонками как-то разрешить ситуацию. Это лучше, чем ваши рабочие пойдут в департамент охраны труда, и вы получите штраф.

На республиканском сайте официального профсоюза работников торговли сообщается, что его организации созданы в торговых сетях ООО «Евроторг», «5 элемент», «Соседи», в сети супермаркетов для детей «Буслiк», в группе компаний «А-100», в ООО «Трайпл», ОАО «Белгазпромбанк» и других. В тоже время сети магазинов «Корона», «Алми», «Рублевский», MartINN, «Остров чистоты», ОМА, «Мила», Karri в этом списке не указываются.

В Гомельской области насчитывается 1652 предприятия торговли и услуг, преимущественно — это частные компании. И это больше, чем первичных организаций во всем республиканском профсоюзе работников торговли, потребительской кооперации и предпринимательства (1113 «первичек»).

В Гомеле профсоюзы отсутствуют во многих небольших частных магазинах, фирмах, кафе, парикмахерских, туристических агентствах и так далее. О профсоюзах ничего не знают и многие гомельчане, работающие в IT-компаниях. А ведь даже один процент с зарплаты айтишника может быть серьезной подпиткой для профсоюзной кассы и прочего. Правда, в феврале этого года в Парке высоких технологий заявили о расширении сотрудничества с ФПБ. На тот момент официальные профсоюзы имели структуры в 20 компаниях ПВТ. Всего же в «парке» числится 969 компаний, так что «фронт работ» для официальных профоргов — весьма большой.

А вот что говорят сами работники.

 Конечно, нам нужны профсоюзы. Но только не подставные, а настоящие. Независимые, которые бы защищали работника от беспредела начальства, — считает Николай. — Сейчас простой рабочий — никто. Начальники об тебя ноги вытирают. По контракту человека можно легко уволить. Если начинаешь говорить о зарплате, то ответ один: «Не нравится? У нас никто никого не держит». И весь разговор. Реальный профсоюз нам очень нужен. Профсоюзы во всем мире борются за права работников, защищают их. А наши что делают?

А что думают о создании у себя профсоюзов представители гомельского бизнеса? Заместитель коммерческого директора филиала одной из республиканских компаний Александр говорит:

— Есть ли у меня первичная профсоюзная организация? Не знаю, у нас все в Минске. Могу ли я спросить у своих работниц, нужен ли им профсоюз? Пусть они лучше работают, им надо деньги зарабатывать. С моей точки зрения, любая организация должна приносить выгоду. Что даст этот профсоюз? Бесплатные путевки, дополнительную оплату отпусков или больничных? Или будут только взносы собирать?

Представитель строительного бизнеса Дмитрий рассуждает так:

— Профсоюзы? Например, у меня в фирме работает 4-е человека — я, мой заместитель, бухгалтер и тому подобное. Для выполнения же основных работ я нанимаю подрядчиков, чтобы не нести дополнительные расходы. Зачем мне этот профсоюз? Это только лишние проблемы.

Собственник строительной фирмы, также Дмитрий:

 Нормально отношусь к этому. Я уже на протяжении нескольких лет думал о вступлении всей фирмой в профсоюз. Хочу присоединиться к одному официальному профсоюзу предпринимателей. Знаете, почему? Постоянно происходят трудовые конфликты, споры по оплате, случаи травматизма. Профсоюзы должны защищать и нанимателя, и работника. Не секрет, что у нас они чаще становятся на сторону работодателя, и меня это вполне устраивает. Ну и рабочим, если бесплатную путевку дадут, тоже хорошо.

А так, вот возьмем те же случаи с травматизмом. «Белгосстрах» у нас очень не охотно их оплачивает, всегда стараются признать виноватым или нанимателя, или работника. А если бы у профсоюза был свой страховой фонд? Думаю, что до конца года я вступлю в профсоюз.

При этом следует отметить, что в международной практике работодатель и его наемный работник не могут быть членом одного профсоюза.

Защита работника, а не начальства — суть профсоюзного движения

Председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук так прокомментировал «Сильным Новостям» ситуацию:

 Александру Лукашенко нужны не профсоюзы, ему нужна система жёсткого контроля за работниками, занятыми в частном секторе экономики. Чтобы попутно жёстко контролировать и сам бизнес. Такую систему можно выстроить через огосударствление профсоюзов. Но ее Лукашенко так и не создал за последние пять лет, в лучшие времена. Тем более ее не выстроить за 2 месяца, когда рушится вся система власти. Следовательно, цель послания в другом.

Легко ли создавать независимые профсоюзы на частных предприятиях? У нас нет, и не могло появиться независимых профсоюзов в частном секторе. В таком случае этот бизнес был бы властью немедленно уничтожен. Только недавно, на волне революции, Белорусский независимый профсоюз создал организацию в IT-секторе и подал её на регистрацию. Посмотрим, что из этого получится.

Все, что было создано ФПБ в частном секторе, на «Евроопте» и так далее — это профанация. Поскольку создавали профсоюзы не наемные работники, не снизу, а руководители сверху. Это так называемые жёлтые или корпоративные профсоюзы. Они тут же рассыплются, как только власть поменяется.

Председатель Свободного профсоюза металлистов Александр Бухвостов рассказал нам следующее:

— В сознании Лукашенко еще живут представления, что официальные профсоюзы — это его опора. Он также считает, что протесты организованы определенными бизнесменами. Хотя это далеко не так. В них участвуют и предприниматели, и рабочие, и служащие, и студенты, и пенсионеры — все слои общества. Но на государственных предприятиях власть привычно пытается контролировать людей через свои профсоюзы. Поэтому такую же практику сейчас хотят перенести и в частный сектор. Но Лукашенко ошибается — до 80% работников предприятий всех форм собственности его не поддерживают, до 40% — готовы принимать участие в стачках. По сути, официальные профсоюзы также выполняют административные функции. И ставя задачу их создания в частном секторе, Лукашенко хочет защитить себя, но не работника.

Мы также спросили лидера СПМ о том, насколько легко создавать независимые профсоюзы не только на госпредприятиях, но и в частном секторе. Александр Бухвостов ответил, что, по его мнению, в частном секторе эксплуатация работника может быть сильнее, у нанимателя здесь больше рычагов воздействия на рабочего. Но зачастую в небольших фирмах и компаниях собственник умеет найти общий язык с работниками, создает компанейские, корпоративные отношения. Большинство членов независимых профсоюзов — это персонал государственных предприятий.

 Недавно ко мне обратился один бизнесмен, — говорит Александр Бухвостов. — «Раз нам собираются навязать ФПБ, то пусть лучше у меня будет независимый профсоюз», — сказал он мне. Мы, конечно, согласились с ним разговаривать на эту тему. Но мы понимаем, что этому работодателю, как и Лукашенко, тоже нужен свой карманный профсоюз. Сейчас наши интересы совпадают — мы вместе боремся за демократию, против диктатуры. Но после победы мы разойдемся. Ведь настоящие профсоюзы, не официальные и не «желтые», должны прежде всего защищать интересы наемного работника, а не власти или нанимателя. Кто этого не понимает, тот не понимает сути рабочего движения. Уже сейчас многие выходят из официальных профсоюзов и вступают к нам.

Власти уже ставили вопрос о приходе ФПБ в частный сектор в 2015 году. Тогда формальные профсоюзные структуры были созданы в ряде крупных частных компаний. Эксперты также предполагают, что, помимо дополнительного воздействия на бизнес, если он вдруг станет политически нелояльным, создание новых организаций официальных профсоюзов позволит им увеличить сбор членских взносов. Немалую роль «государственные» профсоюзы играют и в мобилизации своих членов на официальные митинги и мероприятия. А вот закрыть компании, не создавшие у себя профсоюзы, действующее законодательство пока не позволяет.

Новости по теме:
Персоналии:
Александр БухвостовАлександр ЯрошукМихаил Орда
Места:
Гомель
Поделиться:

Популярное:
9847
7226
6210
5395
5348
5309
Scroll Up