Вторник, 24 ноября
  • Погода
  • +5
  • EUR3,0284
  • USD2,5514
  • RUB (100)3,3658

В Гомеле в больнице скорой помощи построят новый корпус. Говорят, под снос пошла старообрядческая церковь. «Сильные Новости» окунулись в историю

Начато возведение нового лечебного корпуса Гомельской городской клинической больницы скорой помощи, больше известной в народе как «Первосоветская». По сообщениям в группе ВК «Пошукi старага Гомеля», при его строительстве разрушается здание бывшей старообрядческой Дмитриевской молельни. Что за молельня здесь стояла и какова ее история?

Храм для беглых попов

«Старую веру» долго хранили в наших краях. Истово молились двумя перстами перед потемневшими ликами древних икон по скитах в лесных чащах да в тайных молельнях городских окраин. Еще со 2-й половины XVII века Гомель, как и соседняя Ветка, стали местом прибежища для «раскольников» из Московского государства. Тогда патриарх Никон решил исправить церковную обрядность по греческими канонами, но множество горожан, крестьян и стрельцов не приняли реформы, прозвали их «антихристовыми». На самом деле, за спорами о том, как держать пальцы при крещении, стоял социальный протест против крепостнического государства и его церковной иерархии. На придерживающихся старой веры «раскольников» сразу же обрушились жестокие гонения. Особенно усилились репрессии при Петре I, когда воинские команды, обнаружив лесной скит раскольников, могли сжечь его вместе с обитателями.

В ВКЛ, включая Гомельское староство, трудолюбивых и сметливых старообрядцев принимали охотно. Но царские войска дважды вторгались сюда, в 1734 и 1764 осуществляя «выгонку» ветковских старообрядцев назад, на территорию Российской империи. При этом разрушались старообрядческие храмы и монастыри, уничтожались книги и иконы. Тех же выселенных раскольников, кто продолжал распространять свое учение, велено было отправлять на галеры.

В Гомеле старообрядцы жили в «Спасовой слободе» в южной части города. Название слободы произошло от старообрядческого Спасова монастыря. В конце XVIII века в нем вместо обветшавшей Спасской церкви был построен храм Ильи Пророка. Существует легенда, что там несколько раз бывал Емельян Пугачев, которому план восстания помогли разработать «ветковские старцы».

В 1772 году Гомель и Ветка были присоединены к Российской империи. Граф Николай Румянцев, в 1796-1826 годах владевший нашим городом, благосклонно относился к старообрядческой общине. Но вот следующий владелец, князь Иван Паскевич, такой веротерпимостью не отличался. По требованию Паскевича Ильинская старообрядческая церковь и монастырь были закрыты, иконы и книги отданы Петропавловскому православному собору. Куда при этом делись 23 монашки, история умалчивает. Но теперь все свои требы староверы вынуждены были проводить в частных домах. Тогда часть «раскольников» пошла на «диалог» с царской властью и церковью, приняв так называемое «единоверие». В 1853 году закрытый ранее Ильинский храм был отдан единоверцам.

Те же из старообрядцев, кто продолжал активную деятельность и «упорствовать в ереси», подвергались жестоким репрессиям. Епископ одного из старообрядческих толков — «австрийского согласия» Конон, возглавлявший Новозыбковскую (Черниговскую) епархию, к которой относился и Гомель, в 1858 году был арестован и заключен в монастырь. Из церковной тюрьмы он вышел только спустя 23 года, а еще через три года умер.

Старообрядцы продолжали подвергаться дискриминации до 1905 года, когда под ударами революции Николай II был вынужден издать «Манифест» от 17 октября, провозгласивший в числе прочих гражданских прав и свободу совести. В том же 1905 году в Гомеле на Спасовой слободе, на улице Фельдмаршальской (ныне — Пролетарской), было разрешено построить старообрядческую Преображенскую каменную церковь. Спонсором храма выступил купец-старообрядец И.Т. Рубанов.

При этом сами «раскольники» уже давно были расколоты на множество толков. Дело в том, что порвавшим с официальной церковной иерархией старообрядцам не откуда было брать священников. Тогда часть староверов вообще решила обходиться без служителей культа, и стала именоваться «беспоповцами». Преследовали их жестко. Власти изымали у беспоповцев детей, при этом «царский СОП» был основан на том, что ввиду отсутствия освящения брака их семьи считались незаконными. Правда, беспоповцы Спасовой слободы нашли выход — стали венчаться в Ильинской церкви. Об этом рассказал гомельчанин Александр Ласица, дедушка которого был кузнец и «брачный беспоповец».

Впрочем, большинство старообрядцев стало принимать к себе беглых православных священников. Отсюда они получили имя «беглопоповцев». Но и тут произошел раскол. «Австрийское согласие» избрало своего митрополита, с чем другие раскольники не согласились. В Стародубе подавшихся в бега священнослужителей принимали сразу, а в Гомеле и Ветке проводили над ними повторное миропомазание. Преображенский храм в Гомеле относился «австрийскому окружническому согласию», а в Ильинскую церковь в 1910 году ходили их противники — «противоокружникам». Покровско-Дмитриевская церковь на улице князя Паскевича, на месте нынешней «Первосоветской» больницы, принадлежала беглопоповцам.

Запрещенная колокольня

Когда появилась Покровско-Дмитриевская церковь и как она выглядела?

Единственная фотография, на которой сохранилась Покровско-Дмитриевская церковь — это фото 1918 года. Здание молельни снято на расстоянии, рядом с земской больницей Гомельского уезда, но все же можно разобрать, что оно представляет собой деревянный сруб с небольшой колокольней. Звоница была то ли каменной, то ли деревянной, но отштукатуренной.

Мы также предположили, что к сооружению этой церкви могла иметь отношение уже упоминаемая семья купцов-беглопоповцев Рубановых. Андрей Скидан, заведующий отдела Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций им. Ф.Г. Шклярова подтвердил это предположение:

 Действительно, Дмитриевская церковь также появилась при поддержке меценатов Рубановых. В обиходе она часто так и называлась — «Рубановскя молельня». Например, нам известна рукопись «Трезвоны и обиходник», подписанный дьячком Рубановской молельни. Рукопись датирована 1887 годом, но, вероятно, храм существовал на этом месте и ранее. Как сообщает Александр Рогалев, нынешняя улица Комиссарова до своего переименования в «князя Паскевича» называлась Береговой, а в народе — Рубановской. Внешний вид церкви был достаточно непритязательный, похожий на жилой дом. Вероятно, чтобы не сильно бросаться в глаза и не раздражать власть. Небольшая колокольня на молельне появилась, скорее всего, после 1905 года. До издания «Манифеста» 17 октября и соответствующих законов старообрядцам запрещалось строить колокольни.

Известно также, что князь Федор Паскевич «отжал» у семьи Рубановых приличный земельный участок вблизи своего парка, в районе нынешней больницы. Никакие жалобы и обращения к властям купцу против князя не помогли. Уже после смерти Федора Паскевича совестливая княгиня Ирина отдала часть земли под возведение новой земской больницы. Правда, из-за нехватки средств строительство едва смогли закончить к 1917 году. После революции здесь была образована 1-я Советская больница Гомеля. В 20-30-е годы количество мест в больнице было увеличено со 100 коек до 270, количество отделений — с одного до четырех.

Молельня и врачевание

Как сообщают авторы первого географическо-статистического сборника «Город Гомель», уже в 1910 году Покровско-Дмитриевская церковь «постоянного причта не имела, лишь по временам сюда приезжал причт из м. Ветки».

Как сложилась судьба этой церкви в советское время? Краевед Сергей Ляпин предполагает, что здание Дмитриевской молельни было передано 1-й Советской больнице около 1934 года.

Также в группе ВК «Пошукi старага Гомеля» предполагается, что при передаче больнице колокольня была снесена, а здание бывшей церкви обложили кирпичом и соединили с другими больничными постройками. До последнего времени здесь находилась аптека, пост милиции и прочее.

«Сильные Новости» побывали на месте бывшей молельни. Работы по сносу уже начались, со стороны больничного двора часть здания разрушена. Само строение представляет из себя кирпичное сооружение П-образной формы. По архитектурному стилю — предположительно 30-40 годов, но все стены — капитальные, обнаружить какие-либо деревянные конструкции, обложенные кирпичом, нам не удалось. Только с одной стороны имеется небольшая деревянная пристройка-«четырехстенка», но она мало похожа на здание старинной молельни.

— Как соотнести единственную имеющуюся фотографию Дмитриевской церкви и это больничное здание? Это вопрос. Начнем с того, что нам достоверно известно о судьбе молельни в 1930-е годы, — говорит Андрей Скидан. — В апреле 1931 года эта молельня упоминается в числе прочих действующих старообрядческих церквей в «Докладной записке секретно-политического отдела Гомельского оперативного сектора ГПУ БССР о праздновании религиозного праздника Пасхи в Гомеле и Новобелице». В документе говорится, что на Пасху в Покровско-Дмитриевской церкви присутствовало около 100 человек, в то время как в соседней Ильинской — не более 25-30.

В Государственном архиве Гомельской области хранится документ о том, как в мае 1935 года общее собрание лечебного персонала и больных (!) 1-й Советской больницы ходатайствовала перед комиссией по культам ЦИК БССР о передаче больнице здания старообрядческой церкви, пустующей в течение двух лет. Тогда же произошла ее перестройка. По одной из версий, ее могли обложить кирпичом. Однако я также не обнаружил в предполагаемом здании деревянных стен или подобных конструкций. В одном из проемов сохранилась старая дверь, одна из половин которой покрыта листовым железом с металлическими диагональными полосами. Подобный прием был зафиксирован на дверях Покровской церкви в Ветке в 1907 году на фото этнографической экспедиции Ивана Абрамова.

Насколько корректно мы можем говорить о том, что сегодня сносится именно здание бывшей молельни? Одно, что мы можем сказать точно, — Покровско-Дмитриевская старообрядческая церковь стояла именно на этом месте. На мой же взгляд, самая серьезная проблема не в том, что уничтожается историческое здание, ценность которого не высока, а в том, что разрушается более значимое — целостность архитектурно-ландшафтного ансамбля — зданий Шабуневского, пейзажной части парка, Ильинской церкви, где нынешняя малоформатная застройка худо-бедно связывает эти памятники, способствует их цельному восприятию.

Заведующая историко-краеведческим отделом ГИКУ «Гомельский дворцово-парковый ансамбль» Анна Кузьмич говорит, что, согласно имеющейся в музее справке, на улице князя Паскевича имелась старообрядческая молельня Рымарева, но ее здание на момент составление справки в 1980-х годах не сохранилось.

Согласно карте Гомеля 1910 года, еще одна старообрядческая молельня находилась в «Монастырьке», в районе нынешней ТЭЦ-1. Она называлась «Галкинской молельней», ныне не сохранилась. А вот храм пророка Ильи «Русской православной старообрядческой церкви» (бывшего «австрийского согласия») на Ильинском же спуске действует до сих пор.

Преображенская церковь была закрыта в 1937 году, ее помещение передано институту леса. Но в 2000-х годах Спасо-Преображенский храм был вновь открыт. Ныне он принадлежит «Русской древлеправославной церкви», продолжающей традиции беглопоповцев.

Еще у нас от старообрядческой старины остались постепенно разрушающиеся ворота Покровской старообрядческой церкви в Мильче. А вот общины беспоповцев в Гомеле уже нет. Говорят, что их последний «уставщик» умер в 90-е годы.

Музей медицины и народного целительства

Работники Ветковского музея предложили провести дополнительные исследования здания на улице Комиссарова на предмет его соответствия бывшей Дмитриевской церкви, и по результатам внести его в список культурно-исторических памятников. Он мог бы использоваться и дальше как медицинский объект. Для повышения туристической привлекательности Гомеля здесь можно было бы создать музей истории медицины, в том числе и традиций народного врачевания.

Сегодня вопросы сноса старых зданий и зеленых насаждений в порядке пресловутой «уплотнительной застройки» стоят очень остро. Зачастую это становится источником социальных конфликтов, особенно, если речь идет о возведении на месте скверов и парков коммерческих объектов. Но в случае с больницей скорой помощи речь идет как раз о расширении социальной инфраструктуры, и это нельзя не приветствовать, ведь в последнее время у нас ее все чаще сокращают.

А как же быть с историческим наследием? С теми старинными домами, на которые до наступления эры коммерческой застройки не успели повесить таблички «Охраняется государством»? Сегодня, кстати, сделать это практически невозможно. В то же время в Гомеле еще осталось немало уникальных и деревянных, и каменных зданий и памятников как дореволюционного, так и советского времени, по сути представляющих немалую культурную ценность.

В текущей перспективе возможным выходом из этой ситуации является перенос исторически значимых объектов на специальную площадку. Организация такого музея под открытым небом позволила бы и сберечь уникальные свидетельства ушедших эпох, и повысить привлекательность Гомеля для туристов. Общественные активисты в качестве одного из вариантов предлагают организовать открытый музей деревянного зодчества на площадке у озера «Бобриха».

Новости по теме:
Персоналии:
Андрей СкиданАнна КузьмичСергей Ляпин
Места:
Гомель
Поделиться:

Популярное:
15822
15535
10152
8303
6990
6900
Scroll Up