Вторник, 24 ноября
  • Погода
  • +7
  • EUR3,0284
  • USD2,5514
  • RUB (100)3,3658

Белорусская казна недосчиталась миллиардов рублей. Закрыть дыру нечем?

Ситуация в сфере госфинансов в этом году по сравнению с прошлым выглядит совершенно другой. Год назад наблюдался большой профицит бюджета, а сейчас — нарастающий дефицит, на покрытие которого уйдет заначка, созданная в тучные времена.

Бюджет эпохи пандемии

За январь—сентябрь республиканский бюджет исполнен с дефицитом в размере 1,85 млрд рублей. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года в казне наблюдался профицит на сумму 2,75 млрд рублей. Таким образом, в текущем году по сравнению с прошлым годом состояние республиканского бюджета ухудшилось на 4,6 млрд рублей.

Природа столь существенного изменения параметров в сфере госфинансов разная.

Во-первых, частично дефицит бюджета в этом году носит технический характер — на реструктуризацию задолженности хлебокомбинатов было направлено 1,28 млрд рублей. По данным Минфина, фактически эти деньги из бюджета (в его широком определении) не ушли, однако из-за разной классификации денежных потоков реструктуризация задолженности привела к формальному увеличению дефицита республиканского бюджета.

Помимо формальных причин ухудшения показателей в казне были и экономические. В январе—сентябре поступления от налога на прибыль составили 298,9 млн рублей и сократились на 506,8 млн рублей или более чем в 2,5 раза. Кроме этого, доходы от внешнеэкономической деятельности в январе—сентябре составили 2,73 млрд рублей и уменьшились на 776,5 млн рублей или на 22,2%.

Сокращение поступлений бюджета по налогу на прибыль стало прямым следствием ухудшения финансового положений предприятий. Согласно последним данным Национального статистического комитета, в январе—августе чистая прибыль предприятий составила 1,67 млрд рублей и уменьшилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в пять (!) раз.

Снижение поступлений от внешнеэкономической деятельности — следствие уменьшения нефтяных доходов белорусской казны (взимаемых от экспорта нефтепродуктов и собственной нефти). К слову, совокупные потери Беларуси в этом году от «нефтяных разборок» с Россией Александр Лукашенко в августе оценивал в 1,5 млрд рублей.

Наконец, ухудшение показателей в сфере госфинансов вызвано в этом году и значительным увеличением расходов. В январе—сентябре расходы бюджета выросли более чем на 3 млрд рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

К сожалению, Минфин в статданных не конкретизирует, какие именно причины привели к столь заметному увеличению расходов. Однако известно, что в бюджет на этот год власти закладывали существенный рост расходов на оплату труда бюджетников. Предполагалось, что расходы (консолидированного) бюджета на оплату труда вырастут более чем на 15% до 10,1 млрд рублей.

И задача по темпам роста расходов на оплату труда была выполнена. По данным Минфина, в первом полугодии зарплата бюджетников выросла в реальном (!) выражении почти на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

К этому стоит добавить, что дополнительные расходы в этом году в бюджете образовались из-за пандемии. Летом власти заявляли, что дополнительные расходы в связи коронавирусом составили около полумиллиарда рублей.

Поскольку коронавирус привел к увеличению расходов бюджета и оказал негативное влияние на доходы, правительство, характеризуя ситуацию в госфинансах, ввело новое определение — бюджет эпохи пандемии.

Тучные времена для бюджетников закончились

Как видим, трансформация профицита белорусского бюджета в прошлом году в дефицит в этом году вызвана как выпадением некоторых доходов, так и увеличением расходов. Обеспечить сбалансированность бюджета в 2021 году также вряд ли получится — власти верстают его с дефицитом.

По сведениям БелаПАН, власти осенью ориентировались на то, чтобы дефицит бюджета в будущем году был не выше 3% ВВП (в деньгах это около 4,5 млрд рублей). В октябре, кстати, министр финансов Юрий Селиверстов публично заявил, что дефицит бюджета на 2021 год «меньше 2% ВВП не будет».

Белорусские экономисты полагают, что формирование бюджета с учетом довольно большого дефицита (2-3% ВВП) — рискованный шаг.

«Государство оказалось в кризисной ситуации, доступ к международному рынку капитала и для правительства, и для банков, и для предприятий ограничен. Соответственно, серьезных возможностей для финансирования дефицита за счет внешних заимствований не просматривается», — отметил в комментарии для БелаПАН финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

По его мнению, из-за кризисных явлений в экономики существуют также риски того, что госбюджету придется отвечать по корпоративным долгам.

«Из-за сложной экономической ситуации к правительству в условиях кризиса могут обратиться госпредприятия, и, чтобы иметь ресурсы в каком-то объеме такую поддержку оказывать, у государства должны быть запасы, которые могут быстро исчезнуть в случае финансирования дефицита бюджета», — предполагает Муха.

Дополнительные доходы в белорусском бюджете, которые могли бы существенно улучшить ситуацию в сфере госфинансов, в будущем году вряд ли появятся, считает старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

«По итогам этого года ВВП может сократиться на 2%, в будущем году, скорее всего, рецессия продолжится. Предприятиям нужно будет распродавать накопленные в 2020-м складские запасы, и плюс к этому в стране сохраняется политический кризис, который негативно сказывается на экономической активности. В этом контексте новых доходов белорусского бюджета в обозримой перспективе не просматривается», — отметил Крук в комментарии для БелаПАН.

По этой причине, полагает эксперт, вероятно, что власти утвердят на будущий год дефицитный бюджет.

«Вряд ли власти пойдут на существенное урезание социальных расходов. Желание поддерживать внутренний спрос и оказывать поддержку предприятиям, видимо, будет. Поэтому, скорее всего, бюджет будет сверстан с дефицитом в размере более 2% ВВП на 2021 год. Главный вопрос — в источниках финансировании дефицита», — подчеркивает Крук.

В 2017–2019 годы госбюджет постоянно формировался с профицитом, что позволяло властям формировать определенные запасы — как валютные (которые включены в состав золотовалютных резервов), так и рублевые. По состоянию на 1 октября рублевые средства Минфина в Нацбанке составляли 1,53 млрд рублей, в коммерческих банках — 5,76 млрд рублей.

«Судя по статистике, остатки рублевой ликвидности, накопленные за годы профицита бюджета, размещены в основном на счетах Минфина в коммерческих банках. Возможно, за счет этих ресурсов уже выданы кредиты, поэтому нет полной уверенности в том, что государство располагает ресурсами для финансирования дефицита», — говорит Крук.

Если Минфин, продолжает он, уже не может свободно распоряжаться ресурсами, размещенными в коммерческих банках, финансировать дефицит бюджета станет возможно только за счет привлечения новых заимствований.

«В этих условиях дефицит бюджета в районе 2% ВВП, а тем более на большем уровне, Беларуси будет сложно себе позволить», — подчеркивает Крук.

При таком положении дел в сфере госфинансов экономисты практически уверены, что рост зарплат бюджетников, который наблюдался в первом полугодии, продолжать в будущем возможностей не будет.

«В первом полугодии рост зарплат был политически мотивирован и связан с выборами. А сейчас нет ни политического смысла, ни возможностей повышать зарплаты бюджетникам. Поэтому вероятна стагнация зарплат в бюджетной сфере», — резюмировал Муха.

Новости по теме:
Персоналии:
Александр МухаДмитрий КрукЮрий Селиверстов
Поделиться:

Популярное:
16450
16183
12138
9282
7724
6927
Scroll Up