Четверг, 6 мая
  • Погода
  • +12
  • EUR3,0858
  • USD2,568
  • RUB (100)3,4135

«В изоляторе меня встречали аплодисментами». Белорусский милиционер, который отказался разгонять протесты

Егор Емельянов, 36-летний капитан милиции и отец двух несовершеннолетних детей, будет вынужден вернуть государству почти пять тысяч белорусских рублей (2000 долларов) — он по собственной инициативе в напряженные для Беларуси дни прервал подписанный с МВД контракт, публично заявив: «17 лет службы окончены. Моя совесть чиста. Милиция с народом», сообщает ВВС.

«В изоляторе меня встречали аплодисментами». Белорусский милиционер, который отказался разгонять протесты

После публикации поста в Инстаграме Егора задержали, двое суток он провел в изоляторе временного содержания, обвиненный в проведении массовых акций.

Утром 13 августа суд в Полоцке, на севере Беларуси, освободил Егора Емельянова из-под стражи, не найдя в его действиях состава преступления.

Жена Марина дождалась его только к вечеру — в инстанциях надо было уладить необходимые формальности — и прислала нам фото: «Дома, рядом!»


Русская служба Би-би-си расспросила Егора о произошедшем — он говорил откровенно, но взвешивал каждое слово, предупредив, что о служебных делах говорить не будет.

Егор Емельянов: Этап жизни закончился. Пост вызвал большой общественный резонанс, и очень похоже на то, что система, в которой я служил, обиделась. Составили протокол на меня за проведение массового мероприятия посредством сети Инстаграм. Глупое что-то, непонятно что. Но я двое суток провел в центре изоляции правонарушителей. Был суд, и судья оправдал меня, решив, что просто невозможно проведение массового мероприятия посредством публикации фотографии. Пока больше никто за мной не приходил. Правда, боюсь определенных служб, которые могут тоже попытаться что-то мне предъявить.

— Получается, задерживали вас ваши же коллеги?

— Не коллеги. После того, как уволился, меня встретили в городе, попросили проехать для разбирательства по поводу моей публикации.

— При задержании физической силы не применяли?

— Нет. Эти люди — не моя служба. Но сотрудников этих я знал. Проблем не было: «Привет, Егор, извини, но мы обязаны тебя задержать». Я не сопротивлялся — смысла нет, я понимал, что происходит. Все нормально, не трогал меня никто.

— А в изоляторе временного содержания? Там разные люди — а тут вдруг милиционера посадили. Не было агрессии?

— Да, разный там, понятно, контингент. Но дело в том, что я пришел туда почти как герой, извините. Таким вот стал в один момент. Меня там встречали аплодисментами на самом деле.

— Еда, вода? Или голодным сидели двое суток?

— Нет, у нас все нормально, в обычном режиме. Кормят, можно передачи передавать, приносила мне супруга. В Минске, наверное, с этим проблемы из-за количества задержанных.

— Как к вашему решению и публикации поста отнеслась семья? Служил 17 лет, а теперь вот милицейская пенсия пропадает.

— Если честно сказать, то о пенсии мы думали если не в последнюю очередь, то далеко потом. До нее еще дожить надо, до 48 этих лет. Супруга меня поддерживала, у меня давно были мысли покинуть органы внутренних дел, но пугала неопределенность: где работать? Еще у меня контракт пятилетний, а за него платят деньги, и если ты по контракту не дорабатываешь до конца, то деньги надо вернуть. Примерно 5000 белорусских рублей вернуть придется. Ну, и квартира в кредит построена, и на ремонт кредит, долгов хватает. Двое детей маленьких. Не мог решиться. Но последней каплей была вот эта нынешняя ситуация. Я просто понимал, что я не смогу пойти против народа, пойти на площадь, взять щит… В то же время я не мог это сделать, находясь, например, уже на площади — это было бы с моей стороны предательством коллег. Бросить их прямо на площади было бы неправильно. Благо, на площадь мне ходить не пришлось, и чтобы больше уже точно не пришлось, я попросил меня уволить, и в тот же день уволили.


— Как коллеги по службе приняли ваше решение?

— Человека, который бы посмотрел на меня косо или не пожал бы после этого руку, не было. Все говорили слова поддержки. И после меня еще трое сотрудников ушли.

— За семью не опасаетесь? Уезжать из Беларуси не придется?

— Опасаюсь. Я не знаю, какие есть мысли-планы по поводу меня у каких-нибудь служб. Возможно, захотят против меня что-либо организовать. Надеюсь, этого не будет. Но возможно, что придется уехать из страны. Публикуя этот пост, я даже не думал, что все может привести к тому, что мне будет страшно. А сейчас да, мысли появляются, что из страны придется уехать. Потому что я действительно боюсь за семью. Моему сыну 11, дочери — 3 годика. Опасаюсь. За семью — больше всего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Егор Емельянов
Места:
Полоцк
Поделиться:


Популярное:
В Гомеле на Советской автомобиль сбил двух детей. 5-летняя девочка скончалась в машине «скорой» — жуткое видео
53711
Момент смертельной аварии, где автомобиль вылетел на тротуар и сбил двух детей, попал на видео
29880
«Рассказываем Кириллу, что сестричка на облачке вместе с дедушкой». Поговорили с мамой Ульяны, которая погибла в страшной аварии на Советской
23228
Не дошла до дома несколько метров. Что известно об аварии в Гомеле, где погибла девочка
13501
В отношении водителя, сбившего 6-летнюю девочку в Гомеле, возбуждено уголовное дело. Ему грозит до пяти лет тюрьмы
12366
В Гомеле на месте страшной аварии, в которой погибла 6-летняя девочка, возник стихийный мемориал. Люди несут цветы, лампады и игрушки
8388

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: