Суббота, 24 октября
  • Погода
  • +12
  • EUR3,0029
  • USD2,5399
  • RUB (100)3,3212

Гомель «кабацкий»: какими были рестораны в советское время, фишки «пикаперов» и куда ехали любители «догнаться»

15530

В рамках проекта «Гомель, которого больше нет» продолжаем рассказывать о по-своему легендарных местах нашего города.

«Расширенное меню кушаний»

Любопытно, что слово «ресторан» — однокоренное с «реставрация», и происходит от латинского restauro — «восстановить», «крепить».

Уже в начале XX века гомельчанам было, где подкрепиться — в ресторанах на улице Румянцевской и Замковой. В отличие от трактиров с половыми в фартуках и косоворотках, именно в нем посетителей впервые начали обслуживать официанты во фраках и белых перчатках. Правда, и пускали туда только состоятельную публику. Простые горожане вынуждены были довольствоваться дешевыми трактирами и пивными. В годы НЭПа под вкусы «советской буржуазии» сформировался новый, более демократичный тип ресторана. В Гомеле тогда гремел кафе-шантан «Эльдорадо», находившийся недалеко от центрального входа в парк Луначарского.

В 60-70-е годы наш город вступил в полосу достаточно бурного развития. Наряду с новыми заводами и жилыми микрорайонами открывались и новые «точки общепита», включая рестораны. Можно даже сказать, что в период брежневского «застоя» в Гомеле начался своего рода ресторанный бум. Вероятно, по замыслу партийного руководства, после построения «развитого социализма» советские трудящиеся должны были иметь возможность «культурно отдохнуть». «Расширенное меню кушаний» и музыкальные ансамбли должны были скрасить досуг и токаря, и учительницы. Как же выглядел этот отдых на самом деле?

Ресторан для трудящихся

В 1989 году в Гомеле было 13 ресторанов. «Центровым» считался ресторан «Беларусь» на площади Ленина. В народе его называли «Бэсэр» — от БССР. Ресторан был построен в 1968 году трестом № 10 по проекту архитектора Льва Тамкова и инженера Семена Гинзберга. Автор «Бэсэра» Лев Тамков — заслуженный архитектор БССР, проектировал также здание Гомельского аэропорта и корпус института полимеров. «Беларусь» была спроектирована в лаконичном стиле советско-французского функционализма. В основу композиции был положен контраст глухих торцевых стен с большим стеклянным витражом фасада. Декоративные интерьеры выполнены в белорусском национальном стиле, в ресторане подавались кушания белорусской кухни и собственные фирменные блюда. Для освещения и подсветки использовались оригинальные по тем временам приборы.

«Беларусь» стала крупнейшим рестораном Гомеля с тремя залами на разных этажах и коктейль-баром. В «Бэсэр», как и в другие рестораны в центре города, попасть по выходным было непросто. Обычно для этого приходилось бронировать столики заранее, покупая так называемую «визитку». В нее входил стандартный набор блюд.

А вот явившись в ресторан наобум, велика была вероятность упереться в неприступного швейцара и очередь таких же страждущих по «культурному досугу», хоть в «Беларуси» было 300 посадочных мест. Причинами тому были, с одной стороны — дефицит ресторанов, с другой — их явная доступность по ценам. В «совковом» ресторане удавалось посидеть и на пять рублей. Особенно, если изловчиться и пронести спиртное с собой. На красный же «червонец» с портретом Ильича можно гулять напропалую. На студенческую стипендию в 40-50 рублей можно было едва ли не каждый уик-энд ходить в рестораны, да еще водить туда своих подруг.

Обратной стороной повышенной «бюджетности» советских увеселительных заведений была нехватка мест. Правда, вопрос со швейцаром можно было решить уговорами или путем взятки — чтобы пропустил внутрь без «столика».

Особенности конструкции «Бэсэра» (спасибо его заслуженному архитектору!) позволяли находить и другой выход. С левого торца к зданию примыкала деревянная решетка, по которой можно было забраться на открытый балкон-террасу. Правда, для этого желательно было запустить одного из вашей компании внутрь — чтобы втащил на балкон за руки, так как самостоятельно забраться туда было практически невозможно. История умалчивает, сколько подвыпивших гуляк сорвалось вниз и покалечилось при таких «восхождениях».

Старейшим заведением Гомеля был ресторан «Заря» на улице Советской. Здесь могло разместиться 140 посетителей. Официально «Заря» была открыта в 1948 году, но, по свидетельствам старожилов, ресторан находился на этом месте уже в 20-30-е года.

Гомельчанин Владимир Михайлов вспоминал, что в 1937 году отец потерял работу после того, как брат отца был репрессирован. Семье безработного давали талоны, и он с матерью и другими детьми ходил кушать в зал на первом этаже этого ресторана.

Работало заведение на Советской и при немецкой оккупации. Похоже, именно сюда в ноябре 1941 года зашел обер-лейтенант Фридрих Генке. Посидев немного за столиком, Генке вышел освежиться. Продолжавшие гулять в зале германские офицеры шумно пили за скорейшее взятие Москвы. И вдруг в разгар веселья прогремел мощный взрыв, унесший на тот свет десятки нацистов. Под видом обер-лейтенанта вермахта работал старший лейтенант Иван Шилов из подпольной группы Тимофеенко-Бородина. Именно он оставил в гардеробе ресторана чемоданчик с самодельным взрывным устройством.

В 1956 году на Советской был открыт еще один ресторан — «Сож», с двумя залами на 142 человека. По воспоминаниям старожилов, ранее ресторан с таким же названием работал рядом с вокзалом, примерно на месте нынешней гостиницы «Гомель». По некоторым данным, в 1957 году в «Соже» состоялся съезд «воров в законе» из разных городов СССР.

С давних времен ресторан существовал и на железнодорожном вокзале. В обиходе его называли «Гудок» или «Шпала». «Гудок», вероятно, потому что посетители могли опрокидывать здесь последнюю рюмку до гудка отходящего поезда. Свой ресторан был и в Гомельском аэропорту.

В 1966 году появился ресторан «Ластаўка» на проспекте Октября на 100 человек, днем он работал как столовая. Кстати, многие рестораны предлагали днем всем трудящимся комплексные обеды. В бывшем Гомельском областном краеведческом музее до сих пор с гордостью вспоминают, как ходили в обеденный перерыв в ресторан «Беларусь». Комплексный обед стоил там двадцать — рубль с полтиной.

В 1970 году свои двери распахнул ресторан «Чараўница» на улице Рабочей. В заведении было три зала на 200 человек. Зал был украшен панно, искусственной кожей и деревом. Фасад имел оригинальную отделку из керамических труб, выложенных торцом, и барельеф с мозаикой. Как утверждалось в справочнике, в «Чараўнице» подавались блюда старинной белорусской кухни. Впрочем, значительная часть местного контингента была непритязательной и состояла из рабочих завода «Гомсельмаш», однако свадьбы, банкеты и заводские мероприятия проходили тут с размахом под стать пятилетним планам.

В 1971 году открылся ресторан «Чабарок» на Черниговском шоссе. Под стать названию его зал был оформлен в белорусском национальном стиле. А вот ВИА в «Чабарке» не было — там играла стереофоническая музыка. Зато в отличие от других переполненных «кабаков», в этом заведении на лесной окраине города всегда бывали свободные места. Ночной торговли алкоголем в советское время не было, спиртное переставали продавать в 9 часов вечера. И тогда любители «догнаться» брали такси и ехали в «Чабарок». Только впоследствии стало известно, что неподалеку от этого места в 1937 году и в годы немецко-фашисткой оккупации проводились расстрелы и массовые захоронения.

«Громыхают стопарями, кто не допили с утра…»

У многих ресторанов был свой постоянный контингент. Ресторан «Беларусь» был одним из лучших, но его посещала очень разная публика. В «Сож» захаживали ответственные работники. Свои «точки» были у гомельских «фасадчиков», гастарбайтеров того времени. Шабашники тогда зарабатывали огромные деньги и чувствовали себя настоящими «королями». «Заря» считалась одним из самых фешенебельных ресторанов Гомеля. Его называли гомельским «Метрополем». Кроме работников торговли и солидных дам, здесь любили отдыхать военные летчики из Зябровки. Сюда же захаживали и «центровые пацаны». Офицеры приходили в ресторан прямо в форме и, ввиду высоких окладов и социального статуса, пользовались неизменным расположением гомельских девушек. Разумеется, местных парней это не радовало. Потасовки с «летунами» были не редкостью. При этом сами пилоты вступали в них неохотно — травмы головы грозили списанием из летного состава. Уже во времена перестройки, на День ВДВ, сюда ворвались пьяные десантники. По легенде, «десанты» пытались построить отдыхавших здесь офицеров.

В целом драки были весьма частым атрибутом ресторанного времяпровождения. Вот эпизод, имевший место в той же «Заре» в самом конце 80-х. Компания молодежи «завязалась» с тремя мужчинами средних лет. Мужики принялись козырять знакомством с «Солдатом», тогдашним смотрящим за Гомелем. Правда, они даже не смогли назвать его имя. Потом конфликтующие стороны вроде бы примирились. Один из молодых людей, назовем его Юрий, отстал от своих и шел с недавними противниками. Но хитрые мужики, усыпив его бдительность разговорами, завели молодого человека в глухой двор на Первомайской и, захватив палкой сзади за шею, принялись душить. Только шум и свет в одном из дворовых гаражей заставил мстительных «старших» остановиться.

Иногда гомельские заведения превращались в некое подобие салуна на Диком Западе. Достаточно было танцующей паре немного столкнуться, как могла завязаться стычка.

Ресторан «Журавинка», 2-я половина 80-х. Гомельчанин Валерий отдыхал здесь, когда в зал вошла компания молодых людей, с которыми раньше вышла неприятная история. Обе стороны узнали друг друга. Валерий нашел поддержку у знакомых, началась потасовка. Вызвали милицию. Тогда знакомый персонал вывел Валерия в подсобное помещение и предложил акробатический выход из ситуации — выйти надо было через окно второго этажа с обратной стороны здания. Для этого молодого человека спустили из окна на руках на трубу газопровода. По этой «скользкой» в прямом смысле дорожке он должен был пройти вдоль стенки до козырька подъезда, а уже с него спрыгнуть вниз. Однако с трубы Валерий соскользнул значительно раньше и упал вниз на «пятую точку». «Однако красиво я ушел от милиции, — не без самоиронии вспоминает сам участник событий. — Я рухнул прямо под окна опорного пункта. Милиционеры сами мне говорили: «Сидим, пьем чай. Вдруг что-то прошелестело — и бум, удар об землю». Итогом неудачного похода в ресторан с последующим приземлением стал перелом двух костей таза.

Ресторан «Журавинка» был открыт в 1974 году в отдельном здании, примыкающем к многоквартирному дому по Кожара, 1 («Китайская стена»). «Журавли», как звали их в обиходе, были готовы принять 150 отдыхающих. Здесь готовили фирменные и сладкие блюда. В этом ресторане были предусмотрены кабины, расположенные по периметру. Зал был оформлен с использованием художественной керамики, а на танцплощадке, прямо в полу, были встроены элементы подсветки. Случалось, что вошедшие в пьяный раж танцоры пытались разбить эти «огненные глаза», глядевшие на них прямо из пола, но толстые стекла выдерживали любые удары каблуком.

В 1974 году был открыт ресторан «Ивушка» на 100 посетителей на улице Богдана Хмельницкого.

Молодежным заведением считался ресторан на проспекте Ленина, называвшийся «Три ступени». Почти во всех гомельских ресторанах звучала живая музыка.

«Я играл в ресторанах «Ивушка», а также в «Меркурии», который открылся на Первомайской в 1987, и в «Галактике» на «Сельмаше» — с 1989 года. Репертуар был незамысловатый — шансон, эстрада. Но зарабатывали неплохо, — вспоминает гомельчанин Валерий. — Мы числились в этих заведениях в штате, кроме этого, все деньги от заказа песен шли музыкантам. Таксы не было, давали за песню от «трешки» до червонца. За вечер можно было заработать 50-60 рублей. Однако без экстрима тоже не обходилось. Нас сменили в «Галактике» новые ребята. Один раз местная группировка братьев Савичей, контролировавшая ресторан, заказала им песню. Но ребята замешкались и вовремя не сыграли. Тогда клавишнику приставили к печени нож, и он девять раз подряд сыграл «Не сыпь мне соль на рану…» Этот случай потом пересказывали многие музыканты по всему Гомелю».


Естественно, что рестораны были местом постоянного «съема». Техника «пикапа» советского времени была несложной, но надежной. Знакомились во время медленных танцев, но, кроме этого, алчущим любви кавалерам и дамам помогал персонал. Столики были большие, и к пришедшей парочке девушек или парней услужливые официанты могли подсадить лиц противоположного пола. За выпивкой и едой сближение происходило быстро. При этом, вопреки распространенному мнению, женщины того времени тоже вполне могли брать инициативу в свои руки. 

«Это было в начале 80-х, незадолго до моего призыва в армию, — вспоминает гомельчанин Константин. — Мы пришли с другом в «Зарю». Спустя некоторое время к нам за столик посадили трех дам. Коньяк, водка. Дальнейшее я помню плохо. Женщины сами поймали такси, предводительствовала ими одна самая активная дама. С собой набрали еще шампанского. Мы заехали в «Монастырек». Помню, что спускались с кручи по какой-то деревянной лестнице. Я оступился и полетел вниз. Дальше — провал в памяти. Очнулся утром в каком-то доме. Майка на мне разорвана, вокруг все те же женщины. Предлагают мне выпить водки и гулять дальше. Я еле вырвался от них, да и из закоулков «Монастырька» чуть вышел».


Более расчетливые «пикаперы» заходили в ресторан под самое закрытие или просто дежурили у входа, чтобы подхватить налегке дам, так и не нашедших себе за вечер кавалеров.

В 1986 году пальму первенства у «Бэсэра» оспорил новый ресторан «Турист». Он был открыт при одноименной гостинице, построенной по проекту архитектора Вячеслава Беспалова. Здесь было три зала — «красный», «зеленый», банкетный и бар в придачу. Именно в красном зале «Туриста» уже во 2-й половине 80-х годов открылось первое в Гомеле варьете. Шоу с длинноногими девушками вызывало первоначально фурор. В наступившую вскоре перестройку «Турист» стал местом обитания разного рода криминального элемента. В отеле останавливались итальянцы, привозившие гуманитарную помощь, которые, в свою очередь, становились объектом повышенного внимания путан, грабителей и мошенников. На площадке перед «Туристом» собирались и девушки с «пониженной социальной ответственностью» и граждане Польши, спекулировавшие дефицитным у нас ширпотребом. В ресторан «Турист» ходили будущие бандиты и члены ОПГ, через избиения и терроризирование обычных посетителей утверждавшие свой криминальный авторитет. Считалось, что данную территорию контролирует сын известного гомельского тренера по боксу. Впоследствии «Турист» перешел в ведение группировки «Пентагон» с соседнего «Старого Аэродрома», ставшей одним из центров образования знаменитой «банды Морозова».

В том же 1986 году в Новобелице появился еще один ресторан — «Хрустальный». Под стать названию, при оформлении его залов был использован хрусталь, мрамор и зеркала.

Сегодня в Гомеле открыто множество новых ресторанов и кафе, а многие старые заведения закрываются либо перепрофилируются.

На месте бывшего ресторана «Беларусь» появился развлекательный центр «Европа». Фактически на месте «Трех ступеней» открылся «Ред паб». «Заря» закрылась и долго стояла пустой. После ряда скандалов в здании старейшего ресторана Гомеля разместилось несколько торговых заведений. В ресторане «Сож» открылся фаст-фуд «Бацькi». Очень долго стояла пустующей бывшая «Журавинка». Относительно недавно в нем стал работать магазин торговой сети «Доброном». Но некоторые старые рестораны еще держаться на плаву. Например, та же «Чараўница» работает и как столовая, и как ресторан — под заказ.

Что касается исторического советского стиля, то он удачно обыгрывается в некоторых гомельских заведениях. Например, в ностальгическом ресторане «Старое время».

P.S. Редакция благодарит коллекционера Александра Веснина за предоставленные фотографии

Новости по теме:
Места:
Гомель
Поделиться:
Популярное:
26174
7279
7079
6749
6388
6085