Понедельник, 17 мая
  • Погода
  • +14
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062

Возвращение честного имени Станиславу Шабуневскому (фото)

С появлением в Гомеле граффити-портрета Станислава Шабуневского поднялась вторая волна неподдельного интереса к талантливому архитектору, имя которого было предано забвению. Направляюсь к кандидату искусствоведения Татьяне Литвиновой, чтобы поговорить о Шабуневском обстоятельно. Пожалуй, в Гомеле трудно найти человека, владеющего более полной информацией о нем. Татьяна Литвинова заведует художественным отделом музея дворцово-паркового ансамбля. Темой Шабуневского начала заниматься еще в годы перестройки, именно тогда о забытом архитекторе впервые заговорили всерьез.

Возвращение честного имени Станиславу Шабуневскому (фото)

Взлеты и падения

На рабочем столе Татьяны Литвиновой стоят фотографии архитекторов Идзковского, который проектировал дворец для Паскевича, и Шабуневского, оставившего городу наследие из 20 красивых домов, построенных в различных стилях — от классицизма до модерна. Так получилось, что в советское время оба профессионала оставались в тени. Благодаря историкам и культурологам они снова начинают оживать, вызывая неподдельный интерес у наших современников.

Татьяна Литвинова мечтает о том, чтобы улица Комсомольская была переименована в бульвар Шабуневского

Разглядывая фотографию Шабуневского, любопытствую у Татьяны Литвиновой, почему она так прониклась этой темой и не прекращает развивать ее на протяжении нескольких лет.

— У нас в фондах есть фотография, поступившая еще до моего прихода на работу в музей. На ней изображен интеллигентный мужчина, сидящий на крыльце дома. С обратной стороны подпись «Гомельский архитектор Шабуневский». Когда впервые увидела его умное лицо, захотелось узнать об этом человеке как можно больше.

Станислав Шабуневский на крыльце своего дома. Начало XX века

Именно эта фотография дала толчок к глубоким исследованиям, в процессе которых выяснилось, что архитектор Шабуневский построил в Гомеле много красивых зданий, хотя в документации его имя не значилось: в советские годы его старательно стирали отовсюду, ведь на Шабуневском было поставлено клеймо «враг народа». Примечательно, что авторство его работам, таким, например, как Дом-коммуна, приписывалось инженеру-строителю Ханину, воплощавшему проекты Шабуневского в жизнь.


Дом коммуны, построенный для работников железной дороги. Очень модный по тому времени тип жилого дома, спроектированного Шабуневским. Обратите внимание на подпись под снимком.

Приступив к поискам информации, Татьяна Литвинова первым делом написала запрос в Комитет госбезопасности СССР с просьбой сообщить, не возвращено ли Станиславу Даниловичу Шабуневскому честное имя. Через некоторое время в музей пришел ответ, в котором сообщалось, что Станислав Шабуневский значится в списке реабилитированных. К ответу была приложена копия ценнейшего документа — «Автобиография арестованного С. Д. Шабуневского», написанная его рукой в НКВД, и фотография последнего года жизни, находившаяся в деле.

Последний снимок Станислава Шабуневского, сделанный в 1937 году в НКВД

Литвинова с завидным упорством начала заниматься сбором сведений о домах, которые Шабуневский проектировал и строил на территории Гомеля. Одновременно с этим пыталась собрать по крупицам и какие-то факты из его личной жизни. Ей посчастливилось пообщаться со старожилами, которые были лично знакомы с архитектором и вхожи в его семью.

— О семье Шабуневского мы смогли узнать в том числе и благодаря гомельчанке Мире Ильиничне Фридман. Она была внучкой купца Фрумина, который открыл заводик по металлопроизводству, после революции переименованный в «Пролетарий». Сейчас это станкостроительный завод им. Кирова. Жили они в самом начале по правую сторону улицы Кирова, там еще эти дореволюционные дома сохранились. Мира Ильинична дружила в детстве с Дуди, так в семье Шабуневских ласково называли свою дочь Лену. По ее рассказам, в послереволюционное время она часто бывала в доме Шабуневских. Станислав Данилович был всегда спокоен, приветлив с детьми. После обеда благодарил и уходил садиться за чертежи. Мира Ильинична помнит, как его арестовали в 1934 году и направили в Минск, где он также занимался проектированием, находясь под домашним арестом. Когда его вторично арестовали в 1937 году, жена Шабуневского с дочкой остались жить в деревянном доме, которого сейчас уже нет, неподалеку от нынешнего цирка. А вот дом его тестя Мельникова сохранился, правда, сейчас этот 2-этажный особняк по улице Советской, 50, немножко перестроен.

В автобиографии Шабуневский пишет о том, что родился в селе Скородном бывшего Мозырского округа в 1868 году.

Мать его — из обедневших дворян. Отец крестьянского происхождения, работал почтмейстером, переезжал вместе с семьей из города в город. Они жили в Бобруйске, Слуцке. Затем Станислав уехал учиться в Петербург. По окончании института гражданских инженеров приехал работать в Гомель на железную дорогу, но пробыл там всего лишь несколько месяцев.

Татьяна Литвинова рассказывает, что в то время как раз объявили конкурс на лучший архитектурный проект здания мужской гимназии в Гомеле. Молодой Шабуневский принял в нем участие и победил.


План одного из этажей мужской гимназии, сделанный по проекту Шабуневского

После завершения строительства гимназии (ныне это старый корпус БелГУТа) Шабуневского назначают на пост городского архитектора, позже он входит в состав городской Думы, которая размещалась в здании нынешней фабрики «Полеспечать».

В музее есть копии документов из Гомельского областного архива, где вкратце говорится о том, что он трудился в «Полесстрое». То есть Шабуневский проектировал дома в Гомеле в дореволюционное время и остался здесь после революции. Станислав Данилович работал архитектором до тех пор, пока его в 1937 году не арестовали. Шабуневский был направлен на строительство Беломорканала на Медвежью гору, где в том же году скончался.

— В автобиографии он подробно о себе рассказывает, пытается оправдаться. Ведь у него было несколько домовладений и заводик «Бетонит» по производству бетона, и он поясняет, на какие средства приобретал все это, — рассказывает Татьяна Литвинова. — Даже пишет, как в начале 1914 года помог избежать ареста большевику Ханкину, «который в настоящее время является видным партийцем».

Словом, Шабуневский, имевший дворянское происхождение по материнской линии, был одним из престижных архитекторов, человеком заметным. До революции он много работал по заказам Федора и Ирины Паскевичей, проектировал банки — Орловский, Виленский, земскую больницу (нынешняя больница скорой помощи) и многие другие здания.

Сейчас это административное здание на углу Советской и Крестьянской.

Сейчас это административное здание по ул. Советской, 28. На углу с Ирининской

Несомненно, он вызывал определенное опасение советской власти и его неоднократно привлекали к ответственности. Первый раз — в 1919 году.

— Я работала в Гомельском областном архиве КГБ. Там есть дело, где в числе других упоминается городской архитектор Шабуневский, который в период стрекопытовского мятежа вступил в сговор с восставшими на предмет того, чтобы установить в городе порядок. Это была пора бесхозяйственности, раздоров, — продолжает Татьяна Литвинова. — Неразбериха кругом творилась. Естественно, такие люди, как Шабуневский, решили, что надо навести порядок. Впоследствии за это его в 1919 году и арестовали. К счастью, дело не дошло до высшей меры наказания, хотя многих тогда расстреляли.

Исследования Татьяны Литвиновой шли параллельно с исследованиями историка архитектуры Вячеслава Чернатова из Минска, который позже издал книгу о Шабуневском.

Спустя какое-то время их пути пересеклись: они поняли, что одновременно занимаются одной и той же темой и стали делиться друг с другом своими находками. Вячеслав Чернатов много работал в минских архивах. Он ездил в Санкт-Петербург, где нашел диплом Шабуневского об окончании института гражданских инженеров и другие документы.

Не могу удержаться, чтобы не спросить у Татьяны: почему еще в период хрущевской оттепели никто из родственников Шабуневского не подал заявления на его реабилитацию.

— Его супруга Ксения умерла накануне войны, хотя была еще достаточно молодой женщиной. Возможно, не выдержала ареста мужа. Дочь Елена, окончив Московский медицинский институт, осталась работать медиком в Москве в Малом театре. В годы Великой Отечественной войны она скончалась по причине белокровия. Так что некому было заниматься возвращением честного имени Шабуневского: к тому времени никого из близких родственников у него не осталось.

Кстати, Чернатову удалось выяснить, что Шабуневский был женат дважды. У него есть еще сын Лев от первого брака. Но найти его так и не удалось, пути затерялись где-то в Киеве. Еще один любопытный факт, на который вышли исследователи: Ксения Мельникова, вторая жена Шабуневского, была дочерью управляющего имением Паскевича. К слову, в честь ее отца был назван луг, подаренный ему к 50-летию князем Федором Паскевичем, — отсюда и название «Мельников луг». А мать Ксении была из именитого рода Тютчевых.

Что касается профессиональной деятельности Шабуневского, то он творчески подходил к своей работе, всегда старался быть в авангарде, как подчеркивает в своей книге Чернатов, и это ему удавалось.


Жилой дом по улице Пушкина,26. Проект Шабуневского.

К сожалению, проект последнего своего здания по улице Кирова, 44, на котором сейчас можно видеть его граффити-портрет, архитектор так и не успел доработать из-за ареста.

Путем исследований Татьяне Литвиновой и Вячеславу Чернатову удалось установить 20 красивых сохранившихся до наших дней домов, спроектированных Шабуневским, — весьма значимое наследие для Гомеля.

Идея повисла в воздухе

Гомельский дворцово-парковый ансамбль первым начал поднимать разговоры о том, что в Гомеле необходимо установить памятник архитектору Шабуневскому. Причем, это не закончилось только разговорами: выходили статьи в прессе, организовывались лекции на эту тему и выставки, на которых были представлены чертежи архитектора, документы, фотографии спроектированных им зданий.


Шикарное здание гостиницы «Савой», которую Шабуневский строил по заказу братьев Шановичей, купцов 1-й гильдии. При гостинице был автомобиль, который ездил на вокзал встречать гостей, парикмахерская, синематограф.

После революции в этом здании размещался Гомельский исполком. В годы оно было разрушено и на его месте построен старый универмаг

Все это делалось настолько ярко и с душой, что идеей проникся тогдашний губернатор Александр Якобсон, подписавший 22 декабря 2008 года протокол поручений об установке памятника талантливому архитектору.

После этого дворцово-парковый ансамбль объявил конкурс на лучший эскизный проект памятника, в нем приняли участие профессиональные скульпторы и художники, а также студенты БелГУТа. Словом, тема пошла, губернатор создал областной художественно-экспертный совет по монументальному и монументально-декоративному искусству, который рассматривал конкурсные предложения.

Один из эскизных проектов бюста Шабуневскому возле здания БелГУТа, предоставленных на конкурс

Победителем стал минский скульптор Михаил Минков, который известен как автор памятника Кириллу Туровскому в Турове. Потом посыпались и другие интересные предложения. К примеру, бюст Шабуневского в пластилине, выполненный минским скульптором Павлом Войницким, работавшим в тандеме с Вячеславом Чернатовым. Это было в сентябре 2009 года.

В общем, все шло к тому, что к 140-летию рождения Шабуневского памятник ему был бы открыт. Но на этом этапе произошел сбой, и тема пошла на убыль. Через пять лет Шабуневского снова вспомнили как раз в тот момент, когда на стене дома появился его граффити-портрет. И хотя выполнен он безукоризненно, к сожалению, памятника не заменит. Именно этот портрет и заставил вернуться к нерешенной проблеме.

У горожан может возникнуть вполне резонный вопрос: почему именно Шабуневского нужно увековечить, ведь до и после него работали другие архитекторы? Татьяна Литвинова убеждена, что заслуга Шабуневского — особая. Он работал в разных стилях, вкладывал в свои проекты свежие идеи. Всего он творил в архитектуре 39 лет — с 1898 по 1937 годы. Казалось бы, небольшой промежуток времени с позиции вечности, но с позиции жизни конкретного человека — целая эпоха.

У Станислава Даниловича — непростая судьба: он перешел рубеж революции, был репрессирован, в советское время о нем забыли. Результаты наших исследований показали, что Шабуневский — личность неординарная, он многое сделал для Гомеля, — аргументирует Татьяна Литвинова.

И тут же добавляет, что пять лет назад, когда идея памятника только зародилась, она бы выбрала для него чудесное место — на пересечении улицы Пушкина с Советской: между цирком и сквером им. Громыко, сейчас там установлено электронное табло с рекламой. Во-первых, за цирком находился дом, в котором жил Шабуневский, во-вторых, прямо от этого места начинается бульвар, ведущий к БелГУТу — первому зданию, построенному Шабуневским. Этот бульвар, по мнению Татьяны Литвиновой, очень хотелось бы переименовать в бульвар Шабуневского. Красивая улица Комсомольская достойна того, чтобы носить имя этого талантливого архитектора. Плюс ко всему памятник выходил бы на центральную улицу города — Советскую. Но сейчас в том месте построен «Александров Плаза», и памятник может туда не вписаться.

— Если и ставить его перед таким современным зданием, нужно очень хорошо подумать: хотя, может, как раз и неплохо было бы, ведь архитектор всегда шел в ногу со временем, — рассуждает Татьяна Литвинова.

Не рассыплется ли возникшая пять лет назад идея об установке памятника Шабуневскому как карточный домик? Этот вопрос адресую специалистам, которые в теме.

— Сначала мы обосновывали необходимость памятника Шабуневскому в Гомеле, затем провели республиканский конкурс на лучший эскизный проект. Потом рассматривали предложения по месту его размещения и сошлись во мнении, что он должен быть установлен в сквере БелГУТа лицом к университету как символ того, что Шабуневский проектировал это здание и теперь в нем учатся будущие архитекторы, — рассказывает главный художник города Гомеля Леонид Мельников. — Однако, учитывая, что данный сквер носит имя академика Белого и Институт механики металлополимерных систем изъявил желание установить в нем памятник этому ученому, данный вариант для размещения бюста Шабуневскому не был реализован. Было также предложение о его установке в реконструированной части улицы Привокзальной, примыкающей к Привокзальной площади, но и этот проект не получил продолжения.

Старый корпус БелГУТа. Это первое здание, спроектированное Шабуневским в Гомеле. Вблизи от него и собирались первоначально установить памятник архитектору

Главный архитектор Гомельской области Светлана Кухоцковолец рассказала о том, что в свое время была проведена большая работа, результатом которой стал утвержденный художественно-
 экспертным советом проект бюста Станислава Шабуневского. После этого образовалась пауза.

— И проблема даже не в том, что в сквере возле БелГУТа собираются устанавливать памятник академику Белому. Вопрос, к сожалению, упирается в финансирование проекта. Пока не представляется возможным изыскать средства на бюст выдающегося архитектора, я уже не говорю о памятнике ему, — говорит она. — При первой же возможности мы вернемся к этой теме, потому что именно памятники формируют эстетику городской среды и ее историю. Хорошо, что сейчас на одном из домов по улице Кирова появился граффити-портрет Шабуневского. Проходя мимо, горожане станут интересоваться: “Кто это?”, что позволит им узнать имя человека, формировавшего облик нашего города и, возможно, заставит по-иному взглянуть на красоту его домов и улиц.

P.S.Как видим, прекрасная идея повисла в воздухе: есть протокол поручений, имеется утвержденный эскиз. Правда, конкретного места для установки памятника пока нет и, похоже, сейчас никто всерьез не занимается обсуждением этой темы. Хочется надеяться, что в ближайшем будущем город все-таки найдет средства для памятника достойному человеку. А может, стоит обратиться к общественности Гомеля и объявить сбор пожертвований для этих целей?

Фото автора и из фондов музея Дворцово-паркового ансамбля

Наталья Пригодич, «Гомельская правда»

Читайте также:

За что Станислав Шабуневский удостоился портрета на улице Кирова? (фото)

Скульптурная композиция «Прогулка с борзыми» будет стоить для Гомеля больше 50 тысяч долларов (Фото)

Фотофакт: портрет знаменитого архитектора Гомеля рисуют на стене дома

«Эволюция» ДК Железнодорожников (фото)

На фасаде дома в центре Гомеля рисуют портрет известного архитектора, но знают ли гомельчане героя в лицо? (видео)

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Вячеслав ЧернатовИрина ПаскевичКсения МельниковаЛеонид МельниковМира ФридманМихаил МинковПавел ВойницкийСветлана КухоцковолецСтанислав ШабуневскийТатьяна ЛитвиноваФёдор Паскевич
Места:
ГомельМедвежья ГораМинскСанкт-ПетербургСкородное
Поделиться:


Популярное:
В Мозыре трое мужчин изнасиловали 12-летнюю девочку, а процесс сняли на фото — расследование дела завершено
7830
В Гомеле и регионах будут отключать электричество. Посмотрите, где, когда и во сколько
4887
«На**й ты мне тогда мозги *б*л». Послушайте, как гомельчанин вывел из равновесия телефонного мошенника
4598
«Скрывать не стану, всей семьёй голосовали за Лукашенко». Гомельчанин боится водить сына на прогулку — его смущает БЧБ-расцветка коляски
4496
Маргарита Левчук: я вернусь в Большой театр, когда мы победим
4092
И снова дожди, а потом похолодание. Посмотрите погоду на следующую неделю
3082

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: