Альфа 20-03 26-03:
Стройка 24-03 - 25-03:

Серебряный олимпийский призер Мария Мамошук: «Баннер со мной в Гомеле долго не простоял – вместо него повесили рекламу»

  • 23 февраля 2017, 12:03
  • 2874
  • 3




Серебряная призер Олимпиады-2016 в вольной борьбе не только рассказала Тарасу Щирому пару забавных историй, но и бросила его через плечо.

Мария Мамошук — девушка скромная, улыбчивая, но четкая. Если ее разозлить во время схватки, может спокойно и по шее надавать. Провоцировать Марию я не стал, но попросил показать несколько приемов, чтобы на себе прочувствовать, как непросто бывает ее оппонентам.

Белорусская борчиха, выигравшая серебро в Рио, показывает, как надо бросать парней

Так узнал, что такое «мельница» и проход в ноги, и услышал от Марии несколько любопытных историй о школьных драках, поездках в дизеле зайцем, популярности в родной Зябровке и соперницах, которые бесят больше всего.

К четырем часам дня манеж в Стайках полностью опустел. Тренировки борцов, проводящих здесь очередной сбор, уже закончились. На коврах — ни души. Свое присутствие обозначает лишь какой-то дядька, лязгающий железом в самом углу зала на тренажере. Мария Мамошук, мой проводник в мир борьбы, не спеша надевает адидасовские борцовки и в третий раз за день выходит на ковер. На этот раз для того, чтоб немного «поломать» меня и дать понять, каково это — быть брошенным девушкой. Через плечо.

— Вообще, приемов в борьбе очень много, — с интонацией учителя начинает ликбез Мамошук. — Каждый из них можно по-разному выполнять из разного положения. Основу составляют проходы в ноги, «мельница», прогиб. Но деток изначально учат разным ныркам, переводам за руку. Это элементарные вещи.

— А какие у тебя любимые броски?

— Кто-то из более рослых соперниц любит работать с корпусом. Делает зацепы, захваты, а мне больше нравится совершать проходы в ноги. Но «мельницу» тоже люблю. Если ее делать быстро, в динамике, то выглядит бросок очень эффектно — ноги подлетают выше головы.

Идеально, когда за бросок ты получишь четыре балла. Но это происходит в том случае, если, во-первых, бросишь со стойки, а во-вторых, положишь соперника на лопатки. В борьбе это называется туше. Ну что, давай попробуем.

Мария берет меня за руку и водит по ковру так, словно бродит по полю на теории тренер со своими непонятливыми футболистами.

— Давай сделаем стойку. Опорную ногу выставь немного вперед, корпус тоже наклони, — командует борчиха.

Я становлюсь примерно так, как меня в детстве тренер учил играть в футбольных воротах, и сразу получаю взбучку.

— Да ты стоишь так, как в туалете на унитазе сидишь! — смеется Мамошук. — Расслабься. Движения не должны быть скованными.


В итоге через минуту я стойку освоил, и практически сразу произошло что-то непонятное. Мария резко, как кошка, ринувшаяся на добычу, шмыгнула в ноги, сбила меня и перевернула несколько раз на ковре. Боли не было. Было какое-то детское ощущение, когда ты катишься со снежной горки и постоянно переворачиваешься.

— Это и был проход в ноги. Если бы я во время схватки десять раз так перевернула бы соперницу, мне бы засчитали досрочную победу.

— А «мельница»?

— Сейчас покажу. Становись в стойку.

Несколько секунд уходит на подготовку. Мария опирается на колено, берет меня под правое бедро и швыряет через плечо.

Честно говоря, даже и не понял, как это произошло. Девушка с легкостью бросила человека, который превосходит ее в весе практически на 20 килограммов. Ощутил себя мешком с картошкой, который без особых усилий скинули с плеча в прицеп мотоблока.

Через пару секунд все повторилось. Только летел я вниз головой намного быстрее. Распластался на спине, как уставшая лягушка под лучами солнца. Оставалось только изучать все неровности потолка стайковского манежа.

— Все, туше! — смеется, потирая руки, Мария. — Четыре балла!

— И часто ты так парней бросаешь?  поднимаясь с ковра, спрашиваю у своего гуру.

— В каком смысле?

— Во всех.

— О личном говорить не буду, не хочу, — подходя к лавке, говорит Мамошук. — А что касается тренировок, то всякое бывает. Перед соревнованиями я часто тренируюсь с ребятами, которые на несколько килограммов тяжелее меня. И бывает такое, что «мельница» у меня проходит. Они потом бухтят, негодуют, мол, ну как так, опять бросила, но относятся ко мне адекватно, спокойно. В некоторых моментах даже немного уступают мне. Понимают, что я девочка.

Белорусская борчиха, выигравшая серебро в Рио, показывает, как надо бросать парней

— Рассказывают, ты в детстве сама лезла к мальчикам драться.

 Я в нашей Зябровке, что под Гомелем, проводила с мальчиками практически все свободное время. Играла в войнушку, догонялки, прятки. Сейчас задумалась и еще одну игру вспомнила. Правила были такие. Ты щелчком пальцев крутишь копейку. Если после твоего касания она падает, ставишь кулак на пол и тебе по косточкам стреляют этой монетой. Иногда до крови доходило.

Но я не всегда дружила с мальчиками. Даже дралась с ними. Помню, приходила домой с царапинами, вся в снегу, мокрая. Плакала, ябедничала маме на друзей. А она мне как-то сказала: «Что ты постоянно ревешь? Хватит жаловаться!» После этого момента желание докладывать отпало. Первую свою драку помню до сих пор. Это было зимой после уроков. Мы вышли со школы, а ребята неожиданно устроили обстрел снежками. Мне что-то не понравилось, и я подралась с одноклассником. Он мне особо не навалял, да и я слабой не выглядела. Сдачи дала. Правда, куртку он мне разорвал. За нее обидно было.


А однажды сцепилась с девчонкой прямо в школьном классе. Я ее толкнула, она неудачно облокотилась на подоконник и разбила стекло. После этого были настоящие разборки. Маму вызвали в школу, отчитывали меня. Сказали, что Маша постоянно дерется, вредничает, плохо ведет себя. А мать им в ответ: «Так а чего вы не следите за ними? Это ведь произошло во время уроков. И следить за ними — ваша задача». Эта история как-то со временем поутихла, да и я спокойнее стала.

— Неудов за поведение в твоем дневнике хватало?

— Да. Я была веселой, вредной, с характером. Могла спокойно похихикать во время уроков, прогулять их, пошутить, плохую оценку за поведение получить. Иногда не делала домашку, а потом приходила в школу и списывала у отличников. Некоторые поначалу тетрадку не давали. Так я нападала на них со словами: «Тебе жалко? Сделал сам, дай и другим списать!» В итоге все соглашались. Хотя сейчас прекрасно понимаю, это обидно, когда ты сам все добросовестно делаешь, а потом приходит наглый человек и просит списать.

Такой вредной была не только в школе. Я как-то не хотела делать уроки, упрямилась, и мама мне дала легкий подзатыльник, дескать, давай уже, занимайся, и отвернулась. Я повернулась и покривлялась ей вслед. Мама все это увидела в зеркале. Устроила такую взбучку, что даже ремнем по жопе получила.

— Ты в борьбу пошла, чтобы быть сильнее и уметь защищаться?

— Нет. Вот что из себя представляет наша Зябровка? Бывший военный городок, небольшой населенный пункт, похожий на маленький микрорайон с многоэтажками и частным сектором. Многие жители работают на птицефабрике «Рассвет». В Зябровке, кроме школы, магазина, поселкового клуба, где по субботам проводят дискотеки со светомузыкой, ничего нет. Каких-то развлечений, кроме кружков, у детей не было. Поэтому я ходила на рисование, на бисероплетение, резьбу по дереву.

Дрифт и веселье. Родной поселок серебряной медалистки Рио

Вырезала маски, фигурки из бересты. У меня был специальный ножичек. Сначала на кусочке дерева делаешь рисунок, а потом ножиком обстругиваешь, все шлифуешь, покрываешь лаком. Больше всего времени уходило на шлифовку. Это очень долгий, трудоемкий процесс. Его можно было и дома с наждачкой закончить, но я ленилась. Прибегала домой, сбрасывала портфель и до позднего вечера убегала на улицу. Мы же устраивали настоящие пикники. Брали картошку, жарили ее на костре. Если кто-то сало приносил, то вообще круто было. А потом, в сумерках, мама начинала меня искать, звать: «Мария, пора домой!» И если называла меня Марией, а не Машей, значит, что-то пошло не так:)

Все изменилось, когда в нашу школу приехал тренировать Петр Павлович Бабей. Мне тогда было 12. Меня знакомая девочка позвала с собой в секцию, и мне борьба сразу чем-то понравилась. Втянулась. У нас ведь сначала даже ковра не было. Тренировались на обычных матах в спортзале. Но нам было все равно. Детям многого не надо. Честно говоря, поначалу маме мое увлечение борьбой не нравилось. Она считала его не женственным делом.

— Разве это не так?

— Я так не думаю. Среди борчих очень много красивых и симпатичных девушек. Терминаторов среди нас нет. Кроме того сейчас в моде здоровый образ жизни. Девушки хотят быть спортивными, и многие парни это только приветствуют. Да, есть профессиональные травмы. Недавно в Индии я сломала ухо. Оно надулось, до сих пор болит. Но в этом нет ничего страшного. Можно сделать операцию, и эта припухлость будет не так заметна. Так что ко всем ссадинам, царапинам, синякам я отношусь спокойно. Если честно, меня это вообще не парит.


Так вот, мать не приветствовала борьбу. Вот танцы — это другое дело. Но, повторюсь, в Зябровке ничего другого не было, поэтому я и пошла в спорт. В первое время маме даже ничего не говорила. Она воспитывала меня одна, уезжала утром на работу, на птицефабрику, и мы встречались только после школы. Мама просто ничего не знала. Но потом стала замечать, что где-то пропадаю, и я ей все объяснила. В итоге она познакомилась с моим первым тренером, очень хорошо поговорила с ним и больше против спорта не выступала. Ну а позже я стала заниматься на ковре в ДЮСШ вагоноремонтного завода в Гомеле, что недалеко от вокзала. Поначалу добиралась в город на дизельном поезде. Так все деньги, которые мать давала на проезд, практически всегда тратила не на билеты, а на сладости и глазированные сырки.

— Контролеры тебя не ловили?

— Ловили, но что ты сделаешь с детьми? Они относились к нам снисходительно и всегда прощали, отпускали. А потом я переехала в Гомель в училище олимпийского резерва к Георгию Арутюновичу Джангирову, со временем познакомилась со своим нынешним тренером Сергеем Николаевичем Смалем. Разъезды прекратились.

* * *

— Сколько дней в году ты проводишь в Стайках?

— Полгода я здесь точно живу. Эта база стала для меня вторым домом. Но мы ведь не просто здесь проживаем, как в квартире. У нас сборы, каждый день которых детально расписан. В 8:30 — подъем, через полчаса завтрак, в 12:00 начинается первая тренировка, в 14:00 — обед... Вечером еще одна тренировка, а в 23:00 — отбой. Никто после него, конечно, не ходит, не проверяет, но после одиннадцати часов уже желательно быть в комнате. Иначе могут возникнуть неприятные последствия.


— Бывали?

— И такое случалось. Помню один эпизод. Это произошло очень давно. Олег Яковлевич Райхлин, главный тренер женской сборной, увидел, как одна девочка после отбоя разговаривает по мобильному телефону. В итоге, если не ошибаюсь, был «чемодан — вокзал — место проживания». Он отправил ее прямиком домой. Но такие случаи, естественно, редкие. У нас люди взрослые. Все понимают, что нужно соблюдать режим.

— Скучно ведь так жить.

— Да совсем не скучно. Если хочешь, можно ТНТ по телевизору посмотреть, в телефоне посидеть, в Минск на выходные сорваться, книгу почитать. Я сейчас начала вторую часть «Шантарама» Грегори Робертса, но прочитала три страницы и отложила в сторону. Времени мало. Да и я сюда не отдыхать приезжаю, а работать. Мне по большому счету ничего не надо. Режим, тренировки, борьба.

Всю подготовку к Олимпиаде провела таким же образом. Когда Игры начались, мы еще в Стайках сидели. Времени не было даже соревнования посмотреть. Итоги узнавала от других ребят или читала новости в интернете.

В Бразилию прилетела всего лишь на четыре дня. Проехалась по Рио-де-Жанейро, пожила в деревне и улетела домой. Город толком не видела. Даже по олимпийской деревне нормально не погуляла и ничего практически не купила. Привезла лишь пару маек, ручки, кружку, магнитик.

— Все пораздавала?

— Наверное, да.

— А себе что оставила?

— Медаль. Она стала моей целью, была главной мечтой. В результате практически все получилось так, как мы планировали с Сергеем Николаевичем. Да, я проиграла японке в финале. Чувствовала, что могу ее победить, но Каваи была немного сильнее. Она все время держала дистанцию, работала на опережении и вообще не подпускала меня к себе. Кстати, на Олимпиаде я чувствовала себя психологически очень спокойно. Была уверена в себе. А вот предолимпийский период выдался очень сложным.

— Почему?

— У нас была достаточно насыщенная подготовка. Кроме среды и субботы нам давали по две тренировки в день, много борьбы. Тренер постоянно повторял: «Концовка, концовка, концовка!» Требовал от меня собранности, чтобы каждое действие доводила до завершения и не расслаблялась, до конца защищалась, никогда не пятилась назад, не отступала, шла только вперед. Я часто спарринговала с юниорами. Иногда боролась 30 минут с пятью оппонентами. Я на ковре оставалась всегда, а они поминутно менялись. Это было нереально сложно, но Сергей Николаевич, мой тренер, всегда был рядом, следил, контролировал процесс. Но больше всего я невзлюбила кроссы по горкам в Раубичах. Однажды так устала, что остановилась прямо на трассе. Отдыхаю, от злости сама с собой общаюсь: «Блин, да когда это уже все закончится». А потом постояла, подумала и говорю: «Нет, Маша, нужно работать, нужно бежать». Засучила рукава и побежала дальше.

— Смаль спокойный?

— Он лидер по натуре. Вспыльчивый. Никогда не любит проигрывать, что, конечно, не удивительно. Сергей Николаевич — серебряный призер Олимпиады в Барселоне. Взрывной, но отходчивый. Самая жесткая взбучка от него произошла после того, как я на чемпионате Европы среди молодежи за пять секунд до конца схватки проиграла финал. Меня просто вытолкали за ковер, а ведь та схватка была за мной, я вела по баллам. Тогда толком даже не поняла, что произошло. Он был так зол, что не хотел смотреть другие поединки. Просто куда-то ушел, не хотел разговаривать. Мы не виделись и не общались до самого отлета домой. Я немного расслабилась, а потом Смаль высказал мне все, что думает: «Как так можно?! Как ты ведешь схватку? Как тебя вообще смогли вытолкнуть за ковер?!». Стояла и молчала, понимала, что накосячила. К слову, я ведь тоже немного психованная. Если что-то не получается на ковре, на тренировке, начинаю пыхтеть, злиться, раздражаться.


— Кто из соперниц чаще других провоцирует на негативные эмоции?

— Турчанки, индуски и монголки борются очень грязно. Они, конечно, не кусаются. Укус сразу будет замечен судьей, зато выкручивают руки, тянут за волосы. Поэтому, чтобы было удобно и не возникало неприятных ситуаций, мы заплетаем колоски. Главное — не вестись на эти провокации. Ведь если ты начнешь нервничать, это может негативно сказаться на твоем результате. На Олимпийских играх в Лондоне неприятный случай произошел с Василисой Марзалюк. Она боролась с болгаркой. Причем соперница не только дергала ее за волосы, но еще выкручивала пальцы. И когда Василиса пыталась убрать свою руку, болгарка делала проход. В итоге Василиса проиграла. Эти приемы, конечно, неприятны, но нужно держать себя в руках. Правда, если кто-то начинает со мной бороться чересчур жестко, могу по шее надавать. Но не более.

* * *

— В масштабах страны до Олимпиады тебя знали немногие, а после Рио ты стала почти звездой.

— Да, известность действительно пришла. Помню, еще не успела домой приехать, а мне уже журналисты трезвонят: «Машечка, дай интервью. Мы хотим быть первыми!» Говорю, блин, ну дайте мне хоть пару дней отдохнуть. А потом на улице стали узнавать много незнакомых людей. В Зябровке так вообще каждый меня знает. Бывает, зайдешь в магазин, и сразу слышишь: «Наша звезда приехала! Как дела, Маша? Как успехи?» Сразу после Олимпиады в Инстаграме мне приходило (и теперь приходит) очень много сообщений. Парни сердечки присылают, хотят познакомиться, но я к таким подкатам очень равнодушна. Даже не отвечаю на такие сообщения. После Олимпиады в Гомеле установили баннер с моей фотографией, но он долго не простоял. Мою фотографию сняли и «повесили» вместо нее рекламу «Кока-Колы» или что-то в этом роде.

Через несколько месяцев после Олимпийских игр со мной провели встречу в родной школе. Раньше там ко мне относились, как ко всем остальным, никто на меня не молился, а сейчас встретили торжественно. Организовали концерт, собрали целый класс школьников. Дети стихи читали, а я отвечала на какие-то вопросы. Все хотели увидеть и потрогать мою медаль. Мне кажется, там главной была не я, а награда. Она всех больше интересовала :)


— Помнишь самое неожиданное место, где тебя узнали?

— На почте в Гомеле. Я минут 15 провела в очереди, чтобы сделать денежный перевод. Передо мной стояла женщина. Долго молчала, а потом повернулась и в лоб спросила: «Как вам живется в роли серебряной призерки Олимпийских игр?» Хорошо, говорю, живется. Без проблем.

Перед самым началом нынешнего сбора мы с мамой зашли попить кофе в кафе одного из гомельских торговых центров. Так к нам подошел дедушка с внуком и сказал ему: «Познакомься, перед тобой призер Олимпийских игр по вольной борьбе». И, знаешь, мне приятно, когда люди узнают, просят сфотографироваться. В такие моменты понимаешь, что тобой интересуются, за тебя переживают, смотрят соревнования. Вот еще один пример вспомнила. В одном из магазинов у меня вообще поинтересовались, дали ли мне квартиру.

— И как, выделили жилье?

— Нет. Выдача квартиры не была бонусом за успешное выступление на Олимпиаде. Квартиры спортсменам давали после Игр в Пекине, частично, если не ошибаюсь, после Лондона. Но сейчас мы начали поднимать этот вопрос в Министерстве спорта, и нам пообещали, что с жилплощадью помогут. Прошло время, пока тишина... Продолжаю жить на съемной квартире в Гомеле. Снимаю однушку.

— На что ты потратила 75 тысяч долларов, которые тебе дали за «серебро» Рио?

— Купила свой первый автомобиль. До этого в нашей семье он был только у отчима, а теперь и у меня появился, хотя на права сдала еще четыре года назад. Долго думала, выбирала между BMW, «Мерсом» и Audi, но по итогу остановилась на первом варианте.

Девушка дня. Медалистка Рио в не женском спорте

— Что за модель?

— «Пятерка» F10. Дизель. Покупала не новую машину, а уже поддержанную (такое авто сейчас можно приобрести примерно за 20 тысяч долларов —Tribuna.com). Автомобиль нравится. Быстрый. Стараюсь ездить на нем аккуратно, но на таком грех не погонять. Есть у меня такая слабость. ГАИшники уже несколько раз останавливали, но я вела себя с ними всегда корректно, не наглела. Наверное, поэтому меня прощали.

— А на что остальную сумму хочешь потратить?

— На квартиру. Но, как уже говорила, с ней есть проблема. В Гомеле мне пытается выбить жилье Петр Павлович Бабей. Он обстучал кабинеты буквально всех чиновников. В итоге сказали, что решат вопрос в течение двух ближайших месяцев.

* * *

— Что тебе дала вольная борьба кроме олимпийской медали и хороших призовых?

— Закалила мой характер. Сделала стойкой, смелой, спокойной. А если говорить об Олимпиаде, то она изменила мою жизнь. После нее я смогла себе позволить купить машину. Теперь спокойно могу распоряжаться деньгами, но все равно не разбрасываюсь ими налево и направо. Стараюсь не тратить их на всякую мелочь.

Благодаря борьбе узнала очень многое, объездила весь мир. Если бы не спорт, я бы, наверное, не имела такой возможности. А так я побывала в Кельне, где увидела огромный готический собор. Он, конечно, интересный, но показался мне каким-то мрачноватым. Когда была в Париже, посетила Эйфелеву башню. Сфоткалась на память и поставила про себя галочку :). А еще была в Лас-Вегасе, где проходил чемпионат мира по вольной борьбе. Всем известно, что там много казино, они есть в каждом отеле города. Рулетки, автоматы, карты — они просто везде. Причем играют не только мужики, но и женщины. Я видела в Лас-Вегасе старую бабушку, которая еле передвигалась, опиралась на ходунки, но все равно играла. Она держала сигарету в зубах и клацала пальцами по кнопкам автомата.

— Ты тоже играла?

— Да в казино тогда играли многие борцы. Маша Стадник, моя знакомая из Азербайджана, выиграла 300 или 400 долларов. Я тоже попробовала удачу. Сыграла в рулетку и на автомате, но мне что-то не повезло. Проиграла 15 долларов и ушла оттуда. Мне хватило.

А еще борьба мне подарила очень хорошую подругу — Наташу Масловскую. Мы с ней и боролись, и дрались на ковре, но за пределами зала были лучшими подружками. Все этому очень удивлялись, думали, что это невозможно, а мы дружим до сих пор. Я стала крестной мамой ее ребенка. Мы, естественно, многое пережили: ругались друг с другом, ссорились, но у нас сейчас все просто супер-пупер. Могу назвать хорошей подругой Ванессу Колодинскую. Это тот человек, который никогда не подведет, не подставит. Я в ней очень уверенна и не сомневаюсь. А ведь в борьбе тоже есть зависть. Я с ней напрямую не сталкивалась, но знаю, есть люди, которые думают, что Мамошук теперь звезда, значит, ей можно делать то, что другим запрещено. Но я на это внимания не обращаю. Дружу со всеми, веселюсь, всегда хихикаю, но делаю свое дело. А если меня доведут, выскажу все прямо в лицо. За чьей-то спиной шептаться никогда не буду. Вот такой я человек.



Тарас Щирый, фото - Анита Занкович, by.tribuna.com

Люди в материале: Мария Мамошук (11)

Места: Гомель (18785), Зябровка (28)

Метки: Спорт (3773)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KCK 24-03 - 26-03:

Самое читаемое