Модно ли одеваются гомельчане? Журналисты узнали мнение дизайнера

  • 03 ноября 2016, 14:03
  • 8252
  • 4




Пришли холода. Самое время надеть удобные и немаркие чёрные пухови­ки. Но на улицах Гомеля почему-то люди в красном, жёлтом, голубом и даже са­латовом. Не говоря уже о том, что многие осмели­ваются надеть кеды под пальто и рваные джин­сы под пиджак! Что это — стремление выглядеть модно, стильно и индиви­дуально или просто без­думное копирование звёзд «из Интернета»?

В этом на­ши корреспонденты Алек­сандр Евсеенко и Елена Чернобаева попытались разобраться вместе с ди­зайнером, мастером про­изводственного обучения Гомельского государствен­ного профессионального многопрофильного лицея Сергеем Курохтиным.


Елена Чернобаева:

— Сергей, очень любопыт­но, себе сами одежду шьёте? Для среднестатистического гомельского мужчины вы оде­ты довольно ярко и необычно.

Сергей Курохтин:

— Признаюсь, для себя шить получается всё реже. Ма­ло времени. Поэтому прихо­дится покупать. В магазинах, на выставках, в Интернете, в секонд-хендах — везде, где уви­жу красивую вещь, которая ме­ня впечатлит. Для других под за­каз тоже не шью, не считая кон­курсных коллекций в лицее, ко­торые мы создаём вместе с мои­ми учениками. Потому что лю­дям сейчас надо, чтобы было быстро, качественно, красиво, а главное — дёшево. Вот дёше­во как раз не получается. Ткани дорогие. Дёшево надо искать на рынках и в магазинах. Что гомельчане и делают. Пришёл. Увидел. Купил.

Елена Чернобаева:

— А гомельчане модно оде­ваются?

Сергей Курохтин:

— Пытаются, по крайней ме­ре, в силу финансов... Я посто­янно обращаю внимание, как гомельчане одеты. Иногда лю­дей даже настораживает, что я очень пристально рассматри­ваю их в троллейбусе.


Александр Евсеенко:

 Меня всегда коробит, ког­да вижу девушку или парня в кедах под платье, пиджак или классическое пальто. Это сей­час значит красиво одеваться? Для нас когда-то кеды были су­губо спортивной обувью, и ни­кто бы не додумался надеть их под пиджак!

Сергей Курохтин:

 Сейчас люди одеваются эклектично, совмещают эле­менты разных стилей. А уж удачно или нет, всё зависит от вкуса каждого конкретного че­ловека. То есть кеды с платьем могут смотреться красиво или нет. Мода — это немного дру­гое. Это когда один надел, вто­рой, третий, четвёртый... И те, на ком это смотрится хорошо, и те, на ком плохо.

Александр Евсеенко:

 Давайте называть вещи своими именами. Это баналь­ное инкубаторство, а не следо­вание моде.

Сергей Курохтин:

— Мода циклична. Раньше считалось, что этот цикл со­ставляет 60 лет, а потом одеж­да снова повторяется. Сейчас срок сократился до 20 лет. Мно­гие дизайнеры и стилисты счи­тают, что всё развивается по принципу пирамиды. Мы идём на уменьшение и в результа­те придём к тому, что моды как таковой вообще не будет. Каж­дый будет выбирать свой стиль, близкий ему.
Подражание другим, я счи­таю, это как раз поиск своего стиля. Когда человек переби­рает разные варианты и в ито­ге останавливается на том, что ему ближе всего. Все мы таки­ми были. И я таким был в 15-16 лет. Увидел где-то красивые джинсы и подумал, что буду в них не такой, как все. Купил, надел эти джинсы и вдруг уви­дел, что полгорода в них ходит. В принципе, так всегда проис­ходит, когда люди следят за тен­денциями и пытаются одевать­ся модно.

Александр Евсеенко:

— Мода к нам как-то прихо­дит с опозданием. Молодёжь носит то, что в Европе носи­ли в прошлом, а то и позапро­шлом сезоне. Я понимаю, в Со­ветском Союзе во времена же­лезного занавеса было слож­но у них «подсмотреть», но сейчас-то есть Интернет, всё доступно.

Сергей Курохтин:

— Да, в Интернете посмо­треть можно быстро. Но про­блема в том, где взять сами вещи «с картинки». Есть бу­тики, в которых продают ак­туально модную одежду, но цены там заоблачные. За границей те же вещи стоят в два-три раза дешевле. По­этому как бы мы ни стара­лись одеваться так, как там, как на картинке, мы не смо­жем. По объективным при­чинам. А индивидуальный пошив уже не развит так, как раньше. Потому что это тоже дорого. В Бела­руси сложно найти хоро­шие ткани. Дизайнеры, у которых есть возмож­ность, закупают матери­алы за рубежом. А у ко­го нет такой возможно­сти, шьют из белорус­ских тканей, которые оставляют желать луч­шего. Это влияет на ко­нечный результат.

Елена Чернобаева:

— Мы говорим обо всей Бе­ларуси? Почему тогда в Мин­ске намного больше модных людей, чем в Гомеле? При­езжаешь и сразу это понима­ешь. В метро сплошные боро­датые мальчики в узких шта­нах и приталенных пиджаках, девочки в кедах, опять же. Ка­жется, что одеты все дёшево, но со вкусом... Почему у нас так не могут?

Сергей Курохтин:

— Я смотрю по сторонам и часто задаю себе вопрос: куда наша молодёжь подевалась? Уезжают. В тот же Минск. У меня много знакомых, кото­рые всё бросают и едут поко­рять столицу. То же самое про­исходит в России — все бегут в резиновую Москву. Одева­ются в Гомеле тоже хорошо, просто меньше творческой молодёжи, которая выделяет­ся из толпы.


Александр Евсеенко:

— Давайте вернёмся к на­шим кедам. В мою молодость кеды носили те, кому больше нечего было надеть. Сейчас кеды носят под всё. Это мо­да или, как на Западе гово­рят: «Лишь бы было удоб­но, а как я выгляжу, мне наплевать!»?

Сергей Курохтин:

 В этом отношении нам до Запада ещё дале­ко. Наши люди всё рав­но переживают за свой внешний вид. Каждый, готовясь к выходу на ули­цу, тщательно подбирает одежду. Там, у них, никто никого не осуждает. Если человеку удобно, ради бога, пусть ходит — хоть в рваных джинсах, хоть в кофте на два размера больше. В нас до сих пор сидит советский страх: а что обо мне скажут люди? С одной стороны, это хорошо — так думать. Мы всё-таки на­ходимся в социуме. И мне то­же, например, неприятно ви­деть девушку в джинсах с та­кой низкой талией, что видно, откуда у неё, извините, ноги растут. С другой стороны, от излишних предрассудков по­ра избавляться.

Александр Евсеенко:

— То есть не нравится — не смотри!

Сергей Курохтин:

— Но мы же не можем ходить по улицам и отво­рачиваться друг от дру­га. Всё равно будем друг друга оценивать. Но на­до это делать без косых взглядов и гневных ре­плик вслед. У нас та­кое можно часто услы­шать.

Елена Чернобаева:

— Выходит, у нас небреж­ность в одежде и удобство — это на самом деле глубоко продуманный образ, который каждая женщина долго созда­ёт. Не можем мы встать, рас­чесать волосы, натянуть пер­вую попавшуюся под руку футболку с джинсами и пой­ти в люди.

Александр Евсеенко:

— Смотрел по телевизору какую-то передачу, где высту­пал то ли режиссёр, то ли ди­рижёр. Сначала всё выглядело прилично — рубашка, фрак, бабочка. Но потом камера опу­стилась ниже, а там — драные джинсы, ещё и короткие, ру­башка навыпуск. Фрак с дра­ными джинсами... Может, я чего-то не понимаю, тогда из­вините. Другой интеллектуал на канале «Культура» высту­пал в шортах, шлёпанцах, по­рванной майке. Хорошо, но­ски не надел. Я не представ­ляю, чтобы раньше человек по телевизору на всю страну рас­суждал о высоком в шортах.

Сергей Курохтин:

— Вот здесь, мне кажется, и проявляется индивидуаль­ность. Что мне удобно, то я и надел. Да и вообще, не пони­мают этого только люди стар­шего поколения. Молодёжь давно относится к подобному спокойно. Например, я как мо­дельер или дизайнер такой об­раз понимаю.


Александр Евсеенко:

— А вас как дизайнера не удивляют носки в шлёпанцах? Чего уж там, мужчины тоже ищут свой стиль.

Сергей Курохтин:

— Вот это как раз уже не мода, а глупость. Мне кажет­ся, человек со вкусом быстро различит, где стильно и кра­сиво, а где безвкусно. Это на уровне подсознания. Для это­го даже не надо изучать исто­рию моды и следить за совре­менными тенденциями.

Елена Чернобаева:

— А можно выглядеть стильно в дешёвой одежде? По-моему, как ни старайся, а всё равно будет видно, что на тебе платье турецкого пошива с местного рынка.

Сергей Курохтин:

— Для этого надо иметь чув­ство вкуса. Можно одеться дё­шево и сердито, как у нас го­ворят. А можно одеться доро­го и безвкусно и выглядеть при этом плохо.

Елена Чернобаева:

— Вы в Гомеле много встре­чаете людей в одежде со стра­зиками и блёсточками?

Сергей Курохтин:

 Нечасто, но встречаю. В основном люди среднего воз­раста. Молодёжь следит в со­циальных сетях за тем, что счи­тается красивым, правильным в одежде, а какие есть ошибки, которых надо избегать, чтобы не выглядеть безвкусно. Люди постарше тоже стараются оде­ваться красиво. Ну а у нас как ни крути сильно дорого не по­лучается одеваться. Тем не ме­нее в основной своей массе вы­глядят гомельчане стильно. Не скажу — модно.

Александр Евсеенко:

— Вкус можно сформиро­вать или с ним нужно родиться?

Сергей Курохтин:

— Всё индивидуально. С од­ним как ни старайся, вкус не развить и не научить ничему. А другой, если он к этому пред­расположен, может обучить­ся. Есть те, у кого чувство вку­са врождённое. Тут только по­радоваться нужно за человека.


Александр Евсеенко:

— Вот среди ваших воспи­танников каких больше?

Сергей Курохтин:

— Слава богу, тех, у кого чув­ство вкуса присутствует. Хо­тя есть, конечно, и те, кто оде­вается в леопардовые лосины. У нас в лицее свободная фор­ма одежды. Мы пытаемся это остановить. Однажды девушка пришла вообще в колготках и майке. Я не выдержал, спросил даже, не забыла ли она надеть брюки. Наверное, решила, что колготки сойдут за лосины. Но было заметно, что это колготки!

В Беларуси нет людей, кото­рые бы задавали модные тен­денции. Вернее, есть, но они не наши, не белорусские.

Александр Евсеенко:

— Летом заметил, что каж­дая вторая девушка ходила в та­ком платье, которое впереди ко­роче, а сзади длиннее. Как буд­то партию завезли в универмаг и гомельчанки её раскупили.

Елена Чернобаева:

 Так и есть, вообще-то. Нам приходится покупать то, что продают в магазинах. Но дело не в одинаковой одежде, а в том, как из неё можно сде­лать образ для себя. В сочета­нии вещей. Порой необычном и экстравагантном. Это же хо­рошо, когда идёшь по Гомелю и встречаешь необычно и ин­тересно одетых людей.


Александр Евсеенко:

— Хорошо. Я завтра наде­ну пиджак наизнанку и скажу, что так выражаю свою инди­видуальность. Уверен, все бу­дут на улице на меня обращать внимание.

Сергей Курохтин:

— Индивидуальность, она всё же идёт изнутри. А одежда — только внешнее проявление. Если на вас это будет органично смотреться, если вам так нра­вится, тогда почему бы и нет?

Александр Евсеенко:

— Летом, опять же, в 30-гра­дусную жару в нашем Доме учителя на одном мероприятии я встретил местного дизайнера. На нём были кеды без носков, штаны чуть ниже колен, вяза­ная шапка на голове и пальто. Это что?

Сергей Курохтин:

— Дизайнеры вообще могут творить всё что угодно, я так ду­маю. Они, как никто, должны выделяться из толпы и иметь свой стиль. Однажды на семи­наре в витебском университе­те белорусский дизайнер Люд­мила Тараканова сказала фразу, которая врезалась глубоко в па­мять: «Если по улице идёт ди­зайнер, все должны оборачи­ваться и смотреть на него».

Елена Чернобаева:

— Это как с парикмахерами. Если приходишь в парикмахер­скую, а там мастер с немытыми волосами и без признаков при­чёски, то и стричься желание отпадает. Невольно начинаешь сомневаться в его профпригод­ности. Хотя, может, ощущение и неверное, и мастер хороший. Но по одёжке встречают. Так что будь добр — держи марку!

Сергей Курохтин:

— Дизайнер, как и парикма­хер, не может выглядеть обыч­но. Он задаёт тенденцию.


Александр Евсеенко:

— Ладно. Вот вы как дизай­нер какого стиля придержива­етесь?

Сергей Курохтин:

— Пока у меня нет своей ли­нии одежды, чтобы можно бы­ло об этом говорить. Мы, конеч­но, создаём в лицее конкурсные коллекции, которые участвуют в «Мельнице моды», и здесь ориентируемся на предпочте­ния подростков. Это, знаете, та­кое взаимопроникновение. Мы пытаемся создавать что-то но­вое, необычное, но в то же вре­мя берём какие-то элементы из того, что можно сейчас и попу­лярно у молодёжи. Вот послед­няя коллекция у меня как раз основана на юбках в пол в со­четании с кедами.

Елена Чернобаева:

— Какие распространённые ошибки вы видите в одежде гомельчан?

Сергей Курохтин:

— Единственное, что мне всегда режет глаза, это когда девушки не по размеру и не по фигуре подбирают себе одеж­ду. Вот лосины, которые мы уже сегодня вспоминали, почему-то норовят на себя надеть полные девушки. Нужно скрывать не­достатки, а не подчёркивать их.

Елена Чернобаева:

— Раз уж мы здесь в основ­ном приводим в пример деву­шек, хочу отстоять нашу честь. Мужчины тоже не прочь следо­вать моде. Не всегда и не всем это придаёт мужественности.

Александр Евсеенко:

 Что касается мужествен­ности. Иногда сзади сложно определить, кто перед тобой идёт — парень или девушка. Потому что смешались в ку­чу блузки и штаны. Раньше я чётко понимал, где мужская одежда, а где женская. А те­перь какой-то унисекс при­думали...

Елена Чернобаева:

— Вы просто не може­те принять того факта, что мужчины начали больше за со­бой следить и аккуратнее вы­глядеть, в барбершопы ходят. Это что, по-вашему, значит, что они уподобляются жен­щинам? Я с позиции женщи­ны не поддерживаю мнения, что наш мужчина должен быть всегда немножко пьян, неряш­лив и небрит.

Александр Евсеенко:

— Ну да, а женщины, наоборот, поголовно переоделись в штаны. Я с позиции мужчины тоже этого не поддерживаю! Хочу, чтобы носили платья.

Сергей Курохтин:

— Почему же? Сейчас, кста­ти, девушки стали чаще но­сить платья. Другое дело, что штаны — одежда более удоб­ная на каждый день. Особен­но в холодное время года. А по праздникам принято в платье одеваться, потому что это счи­тается нарядным. Я стал заме­чать, что мужчины чаще нача­ли надевать бабочку-галстук на какие-то мероприятия. И это красиво.

Проблема, как говорится, у гомельчан не в головах, а в до­ступности вещей. Купить ди­зайнерскую вещь для большин­ства — дорогое удовольствие. Хотя в Минске есть молодые дизайнеры, которые шьют на продажу и под заказ. И они до­статочно популярны, их имена на слуху.


Елена Чернобаева:

— Понятно, что дизайнер­ские вещи дорогие. Но возьмём обычные майки, которые у каждого должны быть в гар­деробе, и которые в большом количестве выпускают бело­русские трикотажные пред­приятия. Они же все унылые, их купит разве что бабушка- пенсионерка, но никак не мо­лодая девушка или парень. Та­кое ощущение, что там и рабо­тают такие же по возрасту ди­зайнеры. И эта проблема, меж­ду прочим, не раз поднималась. Почему не дать дорогу моло­дым и креативным? Вот вас не звали работать на производство или создать серию принтов для тех же маек?

Сергей Курохтин:

— Вообще-то, на предприя­тиях работают молодые дизай­неры, которые готовы и пред­лагают интересные идеи. В прошлом году мы вместе сидели в жюри на одном конкурсе с дизайнером гомельской фабрики. Он художник-модельер, разрабатывает кру­тые принты, но, говорит, в худсо­вете сидят жен­щины, которым за 40-50 лет, которые его не понима­ют. Он по­казал мне майку с рисунком по компью­терной игре, реально крутую. Я спросил, почему в магазине не видел такую. Оказывается, он себе эту майку сделал как опытный образец и сам носит. Мне тоже захотелось подобную майку, а взять её негде, потому что худсовет забраковал. Из-за такой обстановки молодые ди­зайнеры не очень-то и хотят ид­ти работать на наши предпри­ятия. Вот мы своих выпускни­ков распределяем. Они, конеч­но, работают, но потом уходят. Хотят свободы творчества.

Хотя, замечу, качество самих маек у нас хорошее.

Елена Чернобаева:

 Остаются секонд-хенды. Там и качество хорошее, и ве­щи интересные можно найти, и недорого. Как вы, Сергей, от­носитесь к вещам «бывшим в употреблении»?

Сергей Курохтин:

— Положительно. Там по­мимо прочего можно найти брендовую одежду. Можно найти новые вещи, которые никто не носил. Сейчас наш рынок заполнен Китаем и Тур­цией. А это альтернатива.

Когда секонд-хенды только появлялись, там одежда бы­ла жутко поношенная, прода­валась на вес, да и сами мага­зины больше напоминали лав­ку старьёвщика, зато и цены были копеечные. С тех времён некоторые продолжают жить с впечатлением, что секонд-хенд — это для нищих. На самом де­ле секонд-хенд для тех, у кого средний доход и кто ценит ка­чество. Думаю, большинство гомельчан можно отнести к этой категории. Потому у нас в городе в последнее время и появилось так много подобных магазинов.


Сергей Курохтин работает в гомельском лицее 8 лет. Он родом из Орши. В Гомель приехал по распределению и остался здесь жить. Учился в Оршанском государственном профессиональном лицее лёгкой промышленности, где получил швейное образование. В Витебском государственном индустриально-педагогическом колледже освоил специальность мастера производственного обучения, техника-технолога. Затем шесть лет отучился заочно на инженера трикотажного производства в Витебском государственном техно­логическом университе­те. Свои коллекции начал шить, когда учился в лицее. Неоднократно участвовал в «Мельнице моды».


фото Марии Амелиной, Советский район

Места: Гомель (18565)

Метки: Общество (25749)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах




Самое читаемое