VW 16-01 - 22-01 :

Алкоголизм в мозгах. Гомельский психотерапевт рассказывает о причинах зависимости от спиртного

  • 13 октября 2016, 17:10
  • 6355
  • 4




С марта этого года в Гомельском областном нарко­логическом диспансере введе­на должность психотерапевта. Занял её Антон Степанов, до назначения несколько лет тру­дившийся наркологом в Кормянском районе Гомельской области. 

Зачем весьма специфи­ческому медучреждению пона­добился психотерапевт и какие услуги он оказывает пациен­там, наша сегодняшняя бесе­да с Антоном Анатольевичем.

— Итак, зачем? Ведь обхо­дились же столько лет без психотерапевта — и ничего.

— В том-то и дело, что в некоторых случаях не было возможности оказать полный спектр наркологических услуг. Я не идеалист и далёк от мыс­ли в корне побороть пьянство и алкоголизм как вредное соци­альное явление. Но как врач- нарколог просто обязан к этому стремиться. И в этом стремле­нии без решения ряда психоло­гических проблем не обойтись.

Ведь алкоголизм — сложное биопсихосоциальное заболева­ние, при котором ущерб нано­сится и телу человека, и его психике, и окружению. Болезнь коварна тем, что формируется годами, зависимость развива­ется по своим законам, измене­ния происходят очень незамет­но. Поэтому и лечение алко­гольной зависимости — слож­ный, системный, комплексный, многоэтапный и длительный процесс.

— А если просто «зашить­ся» или «прокапаться»?

— На первом этапе медикаментозная помощь действительно необходима. В первую очередь для того, чтобы купировать симпто­мы абстиненции (вывести человека из запоя), прове­сти детоксикацию организ­ма, подавить патологическое физическое влечение к алко­голю. Другими словами, про­вести лечение на уровне физиологии. В моей практике бывали случаи, когда в запое человек находился два месяца, а неко­торые так и вовсе не помнили, когда запой начался. В таких ситуациях без помощи медиков не обойтись, и в нашем диспан­сере с этими задачами успеш­но справляются круглосуточ­ное наркологическое отделе­ние и три отделения дневного пребывания.

Но на этом лечение не долж­но заканчиваться, потому что даже после этих процедур вле­чение к алкоголю, как физиче­ское, так и психологическое, остаётся.

Остаётся оно и после того, как пациент начинает приме­нять препараты, призванные вызвать отвращение при упо­треблении алкоголя. Этот метод действенен лишь в том случае, если человеку, его применяю­щему, становится комфортно вести трезвый образ жизни. Увы, подобное происходит не всегда. Часто «зашитые» паци­енты ждут не дождутся того часа, когда препарат прекратит своё действие. Я даже знаю слу­чаи, когда такие люди букваль­но дни считали, специальный календарь вели. И готовились к «знаменательному» дню, регу­лярно пополняя запасы спирт­ного в доме.

Поэтому самым важным счи­тается второй этап лечения. Он же самый сложный — психо­терапия. Лечение, направлен­ное на снятие психологиче­ского компонента алкогольной зависимости. Если физическую тягу к алкоголю ослабить отно­сительно просто, то психоло­гическая остаётся с человеком надолго и периодически приво­дит к срывам. Целью лечения от алкоголизма должно быть не просто прекращение употре­бления алкоголя (это является только одним из его начальных условий), но и реконструкция личности пациента, чтобы он мог полноценно жить, не нуж­даясь в алкоголе для решения своих эмоциональных, соци­альных и прочих проблем. Как это ни покажется парадоксаль­ным, справляться с трезвостью тоже надо уметь.

Главная задача психотерапев­та — выявить психологические проблемы, которые привели к зависимости, и научить чело­века решать их без алкоголя. Для этого необходимо повысить уровень критичности к себе и осознать свою проблему, прео­долеть отрицание, помочь при­знать себя зависимым челове­ком, получить согласие лечить­ся. Далее — сформировать (или усилить) мотивацию на трезвость, ведь помочь можно лишь тому человеку, который по-настоящему хочет изме­ниться. Пациент должен чёт­ко осознавать, для чего ему необходима трезвость, с какой целью он проходит лечение. Необходимо определить и пре­одолеть все препятствия на пути к трезвости. У каждой зависимости есть своя причи­на, и она не в бутылке, обычно в самом человеке, в его психо­логии, корнями она часто ухо­дит в раннее детство. Необхо­димо выявить эту причину и работать с ней.

Затем проводится ряд пси­хотерапевтических техник, направленных на разрешение внутриличностных конфлик­тов, формирование устойчи­вости перед факторами, про­воцирующими срыв, прора­ботку ценностей, определе­ние и трансформацию непра­вильных убеждений, препят­ствующих трезвости. Сло­вом, надо заново учить чело­века справляться со стрессами без алкоголя. В идеале вся эта кропотливая работа должна приводить к переоценке соб­ственной жизни, формирова­нию совершенно нового сти­ля жизни, полному безразли­чию к алкоголю и появлению способности жить полноцен­но и счастливо без него. Под­бор программы осуществля­ется врачом-психотерапевтом индивидуально, учитывая особенности личности кон­кретного пациента, применя­ются методы рациональной психотерапии, когнитивно-бихевиоральной терапии, ней­ролингвистического програм­мирования, психоаналитиче­ской психотерапии.

Благодаря такому подходу происходит глубокая проработ­ка проблемы, реконструкция личности, достигается высо­кая эффективность и стабиль­ность результата.

— Умно, но сложно и, главное, долго. Наверное, не каждый, решивший бросить пить, способен успешно пре­одолеть все эти барьеры.

— Совершенно верно. Прак­тика показывает, что не все пациенты по тем или иным при­чинам могут, а главное, жела­ют идти этим путём, длитель­но заниматься психотерапией, активно работать над собой. Поэтому имеют право на жизнь и очень даже востребованы краткосрочные методы психо­терапии алкогольной зависи­мости, такие, как кодирование.

Кодирование — это сугге­стивное воздействие, когда в гипнотическом состоянии пациенту устанавливается пси­хологический блок на тягу к спиртному на определённый срок. Как правило, по оконча­нии этого срока (1 год, 2 года, 5 лет) пациент либо продолжа­ет вести трезвый образ жизни, либо обращается для повтор­ного кодирования. Метод хоро­шо подходит тем пациентам, у которых причины зависимо­сти являются скорее внешни­ми (влияние компании, неспо­собность отказаться от выпив­ки, алкогольные традиции, без­делье, конфликты в семье), чем внутренними (внутриличност­ный конфликт, психоэмоциональные переживания, неу­мение по-другому справлять­ся со стрессами, подавленные эмоции, депрессия, тревож­ность, неадекватная самоо­ценка, отсутствие смысла жиз­ни). Другими словами, если преобладают внешние причи­ны алкоголизации, то после кодирования человеку с уста­новкой на трезвость неслож­но будет с ними справиться, у него появится возможность посмотреть на мир «трезвы­ми глазами», сравнить жизнь с алкоголем и без него, вновь появится желание жить полно­ценно без выпивки, как он и делал это прежде.

Если преобладают выше­описанные внутренние при­чины, то одного кодирова­ния, простого отказа от алко­голя (или запрета на употре­бление) может оказаться мало. Без возможности использовать алкоголь для облегчения своих психологических проблем вну­треннее напряжение, которое после кодирования никуда не исчезнет, будет только расти, это рано или поздно приведёт к срыву либо к утяжелению психоэмоционального состо­яния. Таким пациентам осо­бенно показана психотерапия. Даже перед кодированием всем пациентам я провожу полно­ценную индивидуальную пси­хотерапевтическую консульта­цию, касаемся основных пси­хологических моментов зави­симости. Когда какая-то пси­хологическая структура ухо­дит, на её место должно прий­ти что-то более эффективное, тогда изменения будут проч­ными. Например, если выпивка была необходима для «смазки общения», значит, должно при­йти умение комфортно общать­ся на трезвую голову.

Практика показывает: устой­чиво и комфортно трезвыми становятся те люди, которые смогли измениться внутренне. С помощью психотерапии или без неё. У каждого человека достаточно внутренних ресур­сов для решения его проблем. Но если эти ресурсы недоступ­ны, то воспользоваться ими невозможно. Действия алкого­лика автоматизированы, мыш­ление зашорено, доступ к осо­знанию глубинных причин и осмыслению собственных зна­чимых ценностей ограничен. Именно психотерапия позволя­ет снять трафареты мышления, выработать навыки понимания самого себя, открыть доступ к внутренним ресурсам, чтобы человек в дальнейшей жизни мог пользоваться ими.

— Ну, хорошо, пить ваш пациент бросил и даже где-то внутренне изменился. Но ведь окружение у него оста­лось прежнее, которое не только манит и зовёт, но ещё и наливает.

— Вот в этот период чело­век и нуждается в ресоциали­зации. За годы пьянства зави­симый от алкоголя человек разучился не только справлять­ся с психологическими пробле­мами и стрессами без алкоголя, но и по большому счёту пол­ноценно общаться и уверен­но чувствовать себя в социу­ме он тоже отвык. А возмож­но, никогда и не умел. Зави­симые плохо умеют выражать свои мысли, желания и эмо­ции, выстраивать правильные психологические границы, здоровые отношения, не брать на себя иногда навязываемые обществом роли, противосто­ять манипулированию. Часто дисфункциональные отноше­ния имеются и в семье зави­симого, они могут формиро­вать и поддерживать зависи­мость, ведь члены семьи алко­голика страдают не меньше. Для ресоциализации также нужна психотерапия, но уже групповая. Основной инстру­мент группы — это отноше­ния, которые складываются между участниками. В усло­виях группы участники вос­производят и проживают свои модели отношений так же, как они это делают в повседнев­ной жизни, их противоречия и проблемы становятся очевид­ными и доступными для изме­нения. Это своего рода «репе­тиция жизни», обучение жиз­ни настоящими чувствами, которые возникают «здесь и сейчас». Также это возмож­ность видеть себя глазами дру­гих участников, но самое глав­ное — это возможность сде­лать то, что так порой трудно делать в реальной жизни. Быть собой, свободно выражать свои чувства и мысли, выговари­ваться, находить поддержку и ответы на свои вопросы.

Всех, кто хочет изменить свою жизнь, мы в нашем учреждении готовы принять и оказать самую эффектив­ную помощь. Любое лечение, в том числе и психотерапевти­ческое, проводится анонимно (без постановки на учёт!).

Полезный адрес

Гомель, ул. Д.Бедного, 26а, корп. 2. Запись к врачу-психотерапевту по телефону 71-36-80.


Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца, СБ - Беларусь Сегодня

Люди в материале: Антон Степанов (3)

Места: Гомель (18300)

Метки: Общество (25519), Здоровье (455)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое





Новое в блогах

Самое читаемое