Стройка 30-31 03:

Парламентские «выборы» - 2016: мягкий каток для оппозиции

  • 19 сентября 2016, 11:14
  • 1390
  • 0




Завершившаяся 11 сентября очередная политическая кампания оставила впечатление самой либеральной и демократичной за последние десятилетия. Власти не только сумели воздержаться от применения насилия и открытых репрессий, не только заметно смягчили саму атмосферу предвыборной кампании, но и пропустили в «парламент» целых двух оппозиционеров!

В последний раз оппозиция хоть как-то была представлена в высшем законодательном органе государства в далеких 2000-2004 годах. Много воды утекло с тех пор и существующий порядок вещей, при котором тишина и покой «палатки» не нарушается ничьими возражениями, казался непоколебимым. Однако же, изменения таки произошли.

Наблюдатели и аналитики в один голос твердят, что смягчить хватку режим заставила сложная экономическая ситуация. В стране — системный кризис, выхода из которого не видно. Собственная экономика недееспособна, а основной партнер и донор, Россия, находится в экономическом нокдауне. Из которого не имеет шансов выбраться, если не произойдет чуда и нефтяные котировки резко не рванут вверх. Серьезных предпосылок для этого на сегодняшний день не видно...

Режим отчаянно пытается балансировать, пытаясь добиться успеха сразу на двух направлениях: на Востоке необходимо обеспечить хотя бы политическую лояльность, без которой сегодня белорусские власти не чувствуют себя в безопасности. Запад очень бы хотелось склонить к лояльности экономической. Собственно говоря, только там сегодня есть деньги, которые так нужны официальному Минску. Чтобы, в свою очередь, сохранить лояльность населения внутри страны.

Однако Запад, судя по всему, не видит себя в качестве бесконечного и безграничного донора, обставляя развитие диалога рядом условий. И еще накануне «выборов» в кулуарах ходило множества слухов о том, как именно предлагается властям организовать предвыборную кампанию, что именно будет рассматриваться как приемлемый результат, и где именно в этом процессе место белорусской оппозиции. Разговоры «в кулуарах» — всего лишь слухи, из которых не оправдался, в итоге, не один. Однако что-то в них да было, если «ненаклоняемый» и забронзовевший белорусский режим решился пусть на минимальные и символические, но все же изменения в итогах политической кампании.

Собственно говоря, называть произошедшее (попадание в «палатку» «целых» двух представителей оппозиции) таким уж большим сюрпризом, вряд ли стоит. Нечто подобное ожидалось и в предыдущие кампании, хоть и оснований для таких ожиданий было намного меньше. В этот же раз прогнозы о возможности подобного сценария подкреплялись как взаимной заинтересованностью Брюсселя и Минска друг в друге, так и позитивной динамикой диалога, которая наметилась после «мягких» президентских выборов 2015 года.

Что же касается упомянутой взаимной заинтересованности Минска и Брюсселя, то она сегодня более, чем очевидна. Беларуси, как уже упомянуто выше, очень нужны деньги и возможность геополитического маневрирования. Что до стран ЕС и США, то, в условиях нарастающего противостояния с Россией, необходимость обеспечить как минимум нейтралитет Беларуси — вызов не только политический, но даже и военный.

Поэтому, положа руку на сердце, существовало очень мало сомнений в том, что, при выполнении необходимого минимума условий, ОБСЕ отметит определенный, пусть и небольшой, прогресс. А прогресс уже, в свою очередь, оставляет открытым «окно» для дальнейшего развития диалога. Что мы, в итоге, и наблюдаем. Минск действительно провел кампанию демократичнее и лучше, чем все предыдущие. Не настолько, чтобы она была признана свободной, прозрачной и соответствующей демократическим нормам. Но настолько, чтобы прогресс не остался не замеченным.

Таким образом, власти, при минимальных жертвах со своей стороны (всего-то не стали прибегать к насилию и пропустили в «палатку» 1,4% оппозиционных политиков от общего числа депутатов) получили весьма ощутимые политические дивиденды. Трудно сегодня вспомнить хоть какую-то избирательную кампанию в Беларуси, которая завершалась бы не ухудшением, а улучшением атмосферы во взаимодействии Минска и Брюсселя. После президентской 2015-го года, эта — вторая.

Еще один бонус, который в эти дни, постепенно, медленно и с удовольствием получают и пробуют на вкус власти, пока остался незаметным для широкой публики.

Оппозиция сегодня поглощена дискуссиями вокруг эпохального вопроса: надо было бы, или не надо, новоиспеченному депутату Анне Канопацкой от Объединенной Гражданской Партии, принять мандат. Или лучше сдать. Вопрос не праздный: ОГП в последние годы выделялось среди остальных своей радикальной риторикой, а лидер партии Анатолий Лебедько, как раз в ходе этой кампании, успел выдать, авансом, будущим оппозиционным депутатам «ярлык»: только, мол, самые подконтрольные и лояльные будут допущены. Надо думать, когда он это говорил, он не мог предположить, что половина от этих «самых подконтрольных» будет представлять как раз возглавляемую им организацию...

Как бы то ни было, но определенная часть оппозиционного бомонда от итоговой картины пришла в некоторое возбуждение. Если следовать логике партии, озвученной многократно, то факт прохождения именно ее представителя в «палатку» свидетельствует о «подконтрольности и лояльности». Часть представителей демлагеря и вовсе озвучили ожидания, что мандат будет отозван. Да что там, часть демлагеря: свое возмущение начали высказывать, в том числе, и члены ОГП, некоторые иные, не столь везучие кандидаты. А руководитель Минской областной организации Виктор Молочко и вовсе заявил, что снимает с себя должностные обязанности и выйдет из партии, если А. Канопацкая не будет из нее исключена.

Объединенная Гражданская Партия, в результате внезапно свалившегося на нее счастья в виде депутатства А. Канопацкой, оказалась в очень затруднительном положении. С одной стороны, нарастает недовольство внутри партии, существенная часть активистов, разогретых радикальной риторикой, не воспринимают намерений «использовать депутатский мандат», полученный в результате сфальсифицированных «выборов». Перед партией замаячила перспектива раскола...

Внешние репутационные издержки также достаточно велики. Непоследовательная позиция руководства партии, еще вчера заявлявшего о том, что все будущие депутаты — априори подконтрольны режиму, а сегодня готового самим выступить в роли таких подконтрольных, находит понимание далеко не у всех.

Значимость брожений, происходящих сегодня в ОГП, станет вполне понятной, если вспомнить, что именно эта партия на сегодняшний день является не только одной и наиболее известных в стране, но, точно, самой сильной с точки зрения экспертного и кадрового потенциала, обладающей наиболее многочисленными и развитыми структурами. Если раскол состоится, это будет настоящий подарок для властей. Предпосылки, повторимся, уже есть. Не исключено, что именно это и было одной из причин, почему, среди множества иных возможных кандидатур на пропуск в Палату представителей, власти остановились именно на члене ОГП.

Кроме Объединенной Гражданской Партии есть в этой истории еще одна сторона, чья политическая репутация сейчас под вопросом. Это — экс-кандидат в президенты, лидер кампании «Говори правду!», Татьяна Короткевич.

Оставшись в президентской кампании 2015-го года единственной соперницей Лукашенко с демократической риторикой, Т. Короткевич сумела провести очень удачную избирательную кампанию. Часть традиционного демократического электората от нее отвернулась, склонившись на сторону более радикальной части оппозиции (в том числе, и ОГП), в один голос заявлявшей (тогда!), что участие в «несуществующих выборах» — аморально. Однако это не помешало претендентке набрать порядка 20% голосов, согласно независимому социологическому опросу НИСЭПИ. Такой результат автоматически выводил Т. Короткевич в число лидеров белорусской политики, «политических тяжеловесов», поскольку рейтинги всех остальных топ-фигур уже давно колебались в районе 5%, плюс-минус.

Сегодня Татьяна Короткевич оказалась, по сути, рядовым оппозиционным политиком. Мало того, что ее собственный президентский рейтинг за последние полгода ужался до тех же самых 5%. Но и в парламент она баллотировалась именно по тому округу, где власть решила пропустить Канопацкую! Тут надо отдать должное сценаристам администрации президента: пасьянс был разложен как по нотам. Если бы на округе Короткевич депутатом стал представитель власти, картина была бы простой: фальсификации — и все. Но в нынешнем раскладе все далеко не так просто. Получается, или Короткевич больше — никто, так как проиграла честные выборы никому доселе неизвестной оппозиционерке. Или власть сфальсифицировала выборы... в пользу ОГП!

Ни первый, ни второй вариант не добавляют очков оппозиции. И не просто не добавляют очков. И первый, и второй варианты, представленные на выбор общественности (каждый может сам определиться, во что ему верить), на самом деле — лишь мягкий каток, которым власть сегодня ровняет политическое поле.

Была в стране ведущая оппозиционная партия, претендовавшая как на кадровое и организационное лидерство, так и на моральное — пожалуйста: репутационные издержки и угроза раскола.

Был в стране политик, чей потенциал и амбиции после последней политической кампании выделяли ее на фоне остальных — был, да весь вышел: «проиграл выборы» никому неизвестной рядовой партийной активистке.

Политическое поле в Беларуси потихонечку приводится в идеальный, аккуратный и ровный вид, где никто ничем не лучше и не хуже других. Укатывается, на этот раз, не брутальным катком репрессий, а, самым что ни на есть мягким катком пропуска в «палатку» избранных фигур.

Хорошо это или плохо? С одной стороны, может быть, и хорошо. С другой стороны, плохо, поскольку создает предпосылки для вечного оппозиционного раскола и разборок. Там, где никто ничем не лучше остальных, никому нет смысла ни в чем уступать. И ни у кого нет шансов объединить и мобилизовать всех сторонников перемен...


KSK 27-03 16-04:
Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Альфабанк 2703 0904:

Самое читаемое