Путин, Трамп и «ловушка Обамы». Возможна ли в 2017 году отмена антироссйиских санкций?

  • 04 января 2017, 14:03
  • 1739
  • 1




Дискуссии по поводу очередного клинча администрации Обамы и Кремля начали стихать. Большинство комментаторов в русскоязычном информационном пространстве сошлись на мнении: уходящий американский президент хотел подставить подножку будущим хорошим отношениям Москвы и Вашингтона. Однако Путин, как всегда, всех переиграл.

Вкратце напомним предысторию вопроса. Американская разведка опубликовала доклад, в котором содержатся доказательства и выводы относительно попыток вмешательства российских хакеров в электронную систему выборов президента США с целью «дестабилизации». По итогам доклада, администрация пока еще президента Обамы инициировала против России новый пакет санкций, включающий в себя ограничительные меры против нескольких юридических и физических лиц, а также высылку из США 35 российских дипломатов с семьями.

Многие в мире ожидали от Москвы симметричного ответа, и это означало бы новый виток эскалации напряженности между Москвой и Вашингтоном. Более того, соответствующая «подача» российскому президенту была сделана. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров именно симметричные меры, в виде высылки аналогичного числа дипломатов США, и предлагал. Однако в преддверии Нового года российский лидер удивил всех, сделав заявление о том, что Россия на эту «провокацию» реагировать не будет.

Российский политический истеблишмент воспринял такую линию поведения, как тактическую (а, возможно, и стратегическую) победу Путина над Обамой. Так, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», Федор Лукьянов, в интервью Русской службе BBC, отметил, что Путин «поступил как довольно прозорливый политик. Он не стал играть в игру, в которую ему предложил сыграть Обама.

Обама предложил сыграть в игру "Давай добьем российско-американские отношения перед приходом Трампа..."»

— Цель понятна: Трамп уже объявил, что будет пересматривать большинство направлений политики Обамы, в том числе и российское направление. Поэтому Обама решил сделать этот пересмотр настолько сложным, насколько возможно, — заявил политолог.

Федору Лукьянову вторит Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве России: «Москву попытались загнать в ловушку, спровоцировать на симметричную реакцию. И если бы это произошло, то стали бы заявлять, что Путин ест детей, делает их заложниками политических разборок.

Но действительно, если бы были только симметричными меры — 35 дипломатов плюс закрытие инфраструктурных объектов за пределами посольств, объектов отдыха, не школ, — то никто бы ничего не сказал.

Это решение Путина, не решение российской элиты, никто ему этого не рекомендовал. Он демонстрирует готовность действовать не по шаблону и дает понять следующей американской администрации, что мяч на ее стороне.

Был вызов, челлендж, и Путин использовал его на 150 процентов».

Эти высказывания как нельзя лучше отображают настроения, воцарившиеся по поводу последних событий в России и у значительной части белорусских наблюдателей. Общее мнение сводится к тому, что избрание в США президентом Дональда Трампа обязательно пойдет на пользу российско-американским отношениям, а, значит, может принести профит и Беларуси. Дело в том, что у россиян от новоизбранного главы Белого дома ожидания, ни много, ни мало — отмена антироссийский санкций как таковых.

Главные беды российской экономики в последние два года, в первую очередь, принято связывать с падением цен на нефть, которое к санкциям никакого отношения не имеет. Ограничительные меры, вводимые как США, так и ЕС, пропагандой намеренно затушевывались, как незначительные. Общий дискурс состоял (и состоит) в том, что Запад, де, беззубый, и ничего России сделать не может.

Между тем, один из самых чувствительных ударов по российской экономике был связан как раз с санкциями, и был инициирован как раз американцами. Речь идет о запрете для западных финансовых институтов и банков на выдачу крупных кредитов российским кампаниям и государственным учреждениям. Российская экономика, которая за период 90-х — 00-х, глобализировалась в куда большей степени, нежели белорусская, нуждается в них чрезвычайно остро. Крупный бизнес там ведется по современным рыночным лекалам, которые, в том числе, допускают возврат старых долгов за счет новых (рефинансирование). И, после введения указанного запрета, российские кампании, на исходе 2015 года, столкнулись с острой нехваткой валютных средств для погашения своих обязательств по предыдущим проектам. Изыскивать их пришлось внутри страны, что привело к скачкам обменного курса, а также к падению капитализации российских флагманов, таких, как «Газпром».

Достаточно болезненными являются и ограничения, наложенные на экспорт в Россию новейших технологий, в том числе, по разведке и добыче природных ресурсов, таких, как нефть и газ. Дело в том, что все последние десятилетия РФ как раз использовала для развития своего сырьевого сектора западные наработки, утратила национальную основу, и сегодня практически не в состоянии модернизировать соответствующий сектор.

Очевидно, что именно отмены этих санкций, в первую очередь, ждут в Москве от Трампа, именно этого хотят от него добиваться, и именно ради этого хотели бы начинать отношения с новым президентом «с нуля».

Беларусь в этом случае также выигрывала бы. Дело в том, что наша промышленность критически завязана на российском рынке сбыта. И, когда все плохо там, все плохо и у нас — никто больше нашу продукцию не покупает. Есть у русских деньги — перепадает и белорусским производителям, нет — работа идет, в лучшем случае, на склад...

Поэтому, маневры Путина, которые не полез в ловушку, расставленную ему администрацией Обамы, выглядят вполне логичными. Симметричный ответ означал бы испорченные отношения на долгие годы, вне зависимости от того, кто находится у власти. За примерами далеко ходить не надо. В 2008-м году по пути эскалации дипломатической напряженности с США пошла как раз Беларусь. После череды взаимной высылки дипломатов, отношения оказались практически на нулевой точке. И лишь сейчас, спустя восемь лет, начались робкие разговоры о возобновлении — того, что уже было, но было разрушено. Разговоры остаются пока лишь разговорами, и процесс, судя по всему, займет еще не один год.

Российский же руководитель явно решил иначе, рассудив, что ему своих целей надо добиваться поскорее — Резервный фонд у Москвы на исходе, по всем прогнозам должен закончится в 2017-м году, и, если экономика не ощутит глотка свежего воздуха на международных финансовых рынках, это может грозить Кремлю внутриполитическими осложнениями. Скорее всего, именно поэтому там сейчас склонны возлагать на Трампа большие надежды. Во-первых, благодаря его двойственной риторике. Во-вторых, избрание любого нового руководителя США для России лучше, чем пытаться иметь дело со старым — появляются хоть какие-то шансы. Однако не слишком ли завышены ожидания В. Путина и российского общества от Дональда Трампа? В состоянии ли он будет оправдать эти ожидания? И, соответственно, насколько же эффективен «широкий жест» Путина во внешнеполитической игре с Штатами?

На самом деле, «ловушка Обамы», если присмотреться, не выглядит такой уж безобидной и так легко преодолимой. Американский президент в любом случае остается в бонусе. «Победа» же Путина выглядит лишь тактической — на фоне стратегического проигрыша.

Этот проигрыш как раз и может заключаться в неправильном расчете потенциала Трампа, и, как следствие, эффектов от прощальных действий Обамы. Дело в том, что президент в Америке — это отнюдь не такого же веса на внутриполитическом поле фигура, как президент — в России. Президент-республиканец — тем более. Принимать геополитические решения глобального масштаба без оглядки на Конгресс и иные институции он не может. У Конгресса предостаточно инструментов для того, чтобы ограничить президента, в случае нежелательных телодвижений.

И там, как раз, уже озаботились возможными действиями Д. Трампа по пересмотру отношений с Россией. Редкий случай, но в этом вопросе американский истеблишмент близок ко всеобщему консенсусу.

Так, член Палаты представителей от Демократической партии, Адам Шиф, уже успел заявить, что, в случае попытки администрации нового президента отменить антироссийские санкции, Конгресс «примет решительные меры». Больше того, по его словам, и демократы, и республиканцы (в рядах которых, например, чрезвычайно большим влиянием традиционно пользуются «ястребы», вроде Джона Маккейна) неминуемо объединятся для введения в отношении Москвы еще более жестких санкций.

В его слова легко поверить по двум причинам. Во-первых, к демократической партии принадлежит и уходящий Барак Обама, и его союзница Х. Клинтон, которые, как раз, и были авторами того подхода к России, который сейчас применяет США. При этом они, в своей партии, находили полное понимание и поддержку.

Что же касается Республиканской партии, к которой принадлежит Д. Трамп, то здесь все еще менее оптимистично. Дело в том, что сам избранный американский президент среди своих коллег скорее «белая ворона». В партии традиционно куда более сильные антироссийские настроения, чем среди демократов. Поэтому, как раз об ужесточении антироссийского курса, скорее всего, и первые, и вторые в Конгрессе договорятся.

А Дональду Трампу, если он даже пожелает вести свою игру на российском направлении, в этом случае придется преодолевать сопротивление не только Конгресса, но и собственной партии.

И вот тут надо вернуться к тому, что же все-таки в реальности предпринял Обама.

Дело в том, что новый пакет санкций введен не за абстрактный для рядового американца Крым, а за попытки вмешательства во внутреннюю систему выборов. И заявил об этом не политический орган, а служба внешней разведки, подкрепив обвинение соответствующим докладом.

Национальная безопасность для американцев — святое. Монолитная позиция внешней разведки и Конгресса способны остановить любые попытки президента. А в стране, где дело об импичменте могут завести за акт орального секса (кейс Моники Левински и Билла Клинтона еще свеж в памяти), за попытки пойти против Конгресса и разведки в вопросах, касающихся безопасности собственной политической системы, должности можно лишиться с гораздо большей вероятностью. И под всеобщее улюлюканье толпы.

Таким образом, сегодня перспектива того, что Трамп сумеет отменить антироссийские санкции, если смотреть на вещи объективно и без эмоций, выглядит более, чем призрачно. И еще большой вопрос в том, собирается ли он в этом направлении двигаться. Судя по тому, что главной целью своего президентства он провозглашает «возвращение Америке величия», вкладывая в это понятие, в том числе, и наращивание ядерного потенциала, его намерения простираются, в первую очередь, на внешнеполитическую гегемонию. Которая вряд ли возможна, если он собирается капитулировать перед Путиным.

На этом фоне вся радость и ликование российских СМИ как относительно фигуры вновь избранного президента США, так и относительно очередной «победы» Путина над Обамой, выглядят просто пропагандистским шумом. В то время, как ни у россиян, ни, как следствие, у белорусов, нет никаких оснований ожидать улучшений.

Глобальная ошибка российских элит сегодня видится в том, что они, по прежнему, смотрят на мир глазами «холодной войны». Сохраняя убеждение, что здесь до сих пор возможен «раздел сфер влияния» по примеру Ялтинской или Потсдамской конференций, где собирались «сильные лидеры» и обсуждали, кто за какую зону будет отвечать. Эпоха таких договоренностей и решений безвозвратно канула в Лету. Сегодняшняя геополитика намного сложнее...


Александр Евстратов, gomel.today

Люди в материале: Федор Лукьянов (5), Павел Салин (1), Дональд Трамп (21), Владимир Путин (815), Барак Обама (216)

Места: Беларусь (542), Россия (324), США (158)

Метки: Политика (12573)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое