Сколько в Беларуси тунеядцев и почему их не нашли?

  • 14 ноября 2016, 13:16
  • 7370
  • 3




Извещения для уплаты социального сбора были направлены 50 тысячам человек.

В Беларуси в последние недели активизировалось обсуждение темы целесообразности борьбы с тунеядцами. Когда в отношении их вводился налог, государство заявляло, что в стране 400-500 тысяч тунеядцев, но по факту налоговым органам удалось найти только 50 тысяч лиц, которым предписано уплатить специальный сбор.

Сколько в Беларуси на самом деле тунеядцев и стоило ли этих людей вообще облагать налогом?

Полмиллиона тунеядцев: как их считали

К 15 ноября лица, которых государство признало тунеядцами, должны уплатить социальный сбор на финансирование государственных расходов. Налог с тунеядцев, эквивалентный 20 базовым величинам или примерно 200 долларам, взимается в этом году впервые. Его должны уплатить лица, которые не работали в 2015 году более шести месяцев, и поэтому, по мнению властей, не участвовали как налогоплательщики в финансировании госрасходов.

По данным, которые Министерство по налогам и сборам озвучило в конце октября, извещения для уплаты упомянутого социального сбора были направлены 50 тысячам человек.

Стоит отметить, что в 2013-2014 гг., когда активно обсуждалась необходимость введения этого налога, власти неоднократно подчеркивали, что в стране насчитывается почти полмиллиона тунеядцев.

Одним из первых об этом заявил тогдашний премьер-министр Михаил Мясникович, оценивший летом 2013 года количество тунеядцев в 445 тысяч человек. Осенью 2014 года Александр Лукашенко также оценил количество иждивенцев в 400-500 тысяч и потребовал вовлечь их «именем революции в работу».

На официальном уровне численность и структуру трудовых ресурсов в Беларуси оценивает Национальный статистический комитет путем проведения выборочных обследований домашних хозяйств по вопросам занятости. Несмотря на большой интерес к этим данным со стороны исследовательских организаций, они еще ни разу не были опубликованы, хотя такие выборочные обследования проводятся с 2012 года.

В балансах трудовых ресурсов за 2012-2015 гг., с которыми удалось ознакомиться корреспонденту БелаПАН, приводятся данные о структуре трудовых ресурсов Беларуси. Из методики подготовки баланса следует, что количество незанятых граждан в нем оценивается на основе упомянутого выборочного обследования домашних хозяйств.

К слову, именно на данные баланса трудовых ресурсов ссылался в октябре 2014 года Научно-исследовательский экономический институт Министерства экономики, который оценил тогда количество тунеядцев (лиц, не имевших официальных трудовых доходов) в 404,4 тысячи человек.

Баланс трудовых ресурсов за 2015 год, которые подготовил Национальный статистический комитет несколько месяцев назад, также косвенно указывают на то, что в прошлом году в стране насчитывались сотни тысяч потенциальных тунеядцев.

Так, по оценке Национального статистического комитета, помимо безработных, числящихся в службах занятости (41,3 тыс.) еще 202 тысячи являлись «лицами, не имеющими работы, активно ее ищущими и готовые приступить к ней». Почти в 60 тысяч человек статкомитет оценил лиц, которые считают, что у них нет возможности найти работу, а также тех, которые не имеют необходимости или желания работать. Кроме этого, причины незанятости еще 110 тысяч человек не определены.

Как видим, по методологии Белстата в стране насчитываются сотни тысяч лиц, которые не вовлечены в легальную экономику и потенциально могут быть отнесены к тунеядцам. Однако государство сегодня констатирует, что тунеядцев гораздо меньше — Министерство по налогам и сборам сообщило в конце октября, что извещения на уплату социального сбора на финансирование государственных расходов направлены 50 тысячам лиц.

Взимать этот сбор, предупреждали полтора года назад независимые эксперты, будет проблематично, поскольку причины трудовой незанятости разные, и доказать, что человек работать может, но не хочет, крайне сложно. Поэтому кампанию государства по борьбе с тунеядцами наблюдатели изначально сравнивали со «стрельбой в темноте», точность которой всегда невысока.

Так и получилось — вместо изначально заявленных 400-500 тысяч тунеядцев государство смогло найти лишь десятую часть.

О неэффективности борьбы с тунеядцами свидетельствуют и другие данные. За время действия декрета о тунеядцах, который принят в апреле 2015 года и был призван «стимулировать трудоспособных граждан к трудовой деятельности», количество занятых в экономике не только не увеличилось, но и сократилось. Если в начале 2015-го в экономике было занято 4,5 млн человек, то в августе 2016-го (согласно последним опубликованным данным) — менее 4,4 млн.

Налог, который нужно отменять

Гражданская кампания «Говори правду» в октябре этого года запрашивала у Министерства по налогам и сборах информацию о расходах государства на администрирование налога с тунеядцев, однако власти отказались раскрыть эти данные.

Между тем, белорусские экономисты, как и активисты упомянутой гражданской кампании, сомневаются, что специальный сбор в отношении тунеядцев окупает затраты государства по его взиманию.

«Извещения на уплату этого налога направлены 50 тысячам человек, но, вероятно, что заплатят этот сбор далеко не все: в одних случаях окажется, что человек не живет по месту прописки, в других — что у него нет денег, третьи будут его оспаривать. Поэтому с финансовой точки зрения будет много вопросов, насколько этот сбор окупит расходы государства по его взиманию», — отметила в комментарии для БелаПАН ведущий исследователь Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Екатерина Борнукова.

С другой стороны, добавила она, положительного эффекта на рынке труда от борьбы государства с тунеядцами пока также не видно.

«Воспитательный эффект от этого сбора не достигнут — занятость в экономике за время действия декрета о тунеядцах сократилась. Поэтому сложно говорить, что меры, принятые в этом направлении, оказались эффективными», — говорит Екатерина Борнукова.

По мнению эксперта, государство, инициируя борьбу с тунеядством, пыталось таким образом снизить долю теневой экономики.

«Лица, не вовлеченную в легальную экономику, вероятно, занимаются предпринимательской деятельностью, которая может оказаться невыгодной, если ее официально зарегистрировать. Например, приграничная торговля для лиц, которые ею занимаются, вряд ли будет выгодной, если они будут платить все таможенные пошлины и налоги. Поэтому им проще заплатить налог на тунеядство, чем выводить свою деятельность из тени», — считает эксперт BEROC.

Аналогичного мнения придерживается директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.
«Налог с тунеядцев — неправильный инструмент для решения задачи по снижению доли теневой экономики в стране. Если человек зарабатывает в "тени", получает доход, ему выгоднее заплатить раз в год введенный сбор, эквивалентный 200 долларам, чем легализовать свою деятельность», — считает Александр Чубрик.

По его мнению, взимание специального сбора с так называемых тунеядцев необходимо отменить, поскольку этот налог может обернуться против наиболее уязвимых слоев населения, которые из-за неблагоприятной экономической ситуации в стране попадают под сокращение.

«В 2016 году из-за ухудшения экономической ситуации в стране спрос на рабочую силу снизился. Поэтому люди в нынешних реалиях могут остаться без работы не потому, что они не хотят работать, а из-за изменения ситуации на рынке труда. Сегодня приоритетная для государства задача должна заключаться в создании экономических условий для развития частного бизнеса, возникновения новых рабочих мест, а не в борьбе с тунеядством», — резюмировал Александр Чубрик.


Дмитрий Заяц, naviny.by

Метки: Экономика (12271)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое